Политика

Региональная стратегия и тайный план «кремлевских мудрецов»

У Архангельской области нет стратегии развития

03 апреля 2017, 08:25
Вполне себе академический вопрос, «какой должна быть Стратегия социально-экономического развития Архангельской области» после прошедшего Арктического форума окончательно трансформировался в один из актуальнейших и насущных для региона.

Дело в том, что несомненным итогом прошедшего Арктического форума стало обсуждение причин волокиты с заполярным законодательством. Бесконечное ожидание законопроекта об Арктической зоне России, отказ минфина выделять средства на перелицовываемую правительством Арктическую программу. Лозунг форума «Человек в Арктике» иначе как циничным не назовешь – никакого реального улучшения социально-экономического положения двухмиллионного населения Арктической зоны не планируется. Арктика важна как сфера деятельности МЧС, как поле развертывания армейских подразделений и не более. Будущее проектов, связанных с освоением нефтегазовых месторождений, прежде всего, Штокмановского остается туманным. То, что усиление российского военного присутствия в Заполярье, наряду со специфичной в последние годы внешней политикой одновременно означает и замораживание инвестиционной активности западных партнеров, в Кремле предпочитают не афишировать.

Впервые полноценной стратегией социально-экономического развития для региона власти озаботились в начале губернаторства Ильи Михальчука. 2008 год стал кризисным для всего мира, а для Архангельской области он явился последним годом устойчивого и быстрого экономического роста. Собственные доходы бюджета региона в 2004-2008 годах росли как на дрожжах, с 14,3 до 35,6 млрд рублей, то есть вырос в более, чем в 2,5 раза. По динамике развития Архангельская область утвердилась в лидерах СЗФО, в короткие сроки был построен газопровод Нюксеница-Архангельск, передана на счет федерального бюджета трасса М-8, в Мирном разворачивалась Федеральная целевая космическая программа и тогдашнее руководство региона связывало с ней большие надежды, рассчитывая на интеграцию космодрома с экономикой региона. Искали и новых инвесторов из-за рубежа.

Но этим надеждам не суждено было сбыться. Приход к власти нового губернатора и команды означал полный разворот в новом неизведанном направлении, предполагавшем активные заимствования из федерального бюджета, а также песни и пляски с коллективами бабушек в различных районных центрах региона. Планов громадье надо было как-то по-научному обосновать. Так, скорее всего, и появилась ныне действующая Стратегия социально-экономического развития Архангельской области до 2030 года.

То, что Стратегия представляла собой отписку видно из ее индикаторов. Так, по пессимистическому сценарию ставилась задача к 2030 достигнуть по уровню ВРП на душу населения уровня Португалии… 2006 года, а по оптимистическому обойти аж четвертьвековой давности Испанию с Италией. Что это – тонкий техничный стеб столичных разработчиков над давним обещанием Путина обогнать Португалию к 2020 году? Или такова цена твердой губернаторской воли следовать в фарватере политики президента?

Бурно развиваться экономика должна была, главным образом, за счет нефтяного машиностроения и судостроения. Так, авторы программы, написанной в 2008 году, то есть когда цены на нефть пошли вниз почему-то были уверены, что «для освоения арктического шельфа к 2030 г. потребуется строительство около 55 платформ для добычи нефти и газа. Архангельская область имеет значительные преимущества географического положения для обеспечения нефтяных месторождений в акватории близлежащих морей (Баренцево, Печорское, Карское моря). К 2030 г. ежегодный объем заказа на строительство платформ для этих месторождений составит около 50 млрд. руб».

Строительство «Белкомура», нового морского порта с пропускной способностью 28 млн тонн в год, основание форпоста циркумполярной науки – Северного (тогда еще неарктического) федерального университета – все это было воплощено в замыслы не просто так. Согласно Стратегии «с 2009 по 2030 г. в среднем ежегодно инвестиции в экономику области должны составить 47 млрд. руб., что в 3,4 раза больше показателя за 2006 г.», а в целом превысить триллион рублей. Именно при Михальчуке образовался многомиллиардный долг Архангельской области перед федеральным бюджетом.

Конечно, принятая Стратегия имела и определенные позитивные последствия. Так, впервые ставилась задача комплексно развивать туризм – к 2030 году добиться 1 миллиона турпотока - определялись и его направления. Но в целом она скорее дезориентировала жителей в перспективах развития региона, утверждая, что даже при неблагоприятном сценарии серьезных угроз с безработицей не ожидается. Не случайно и сегодня эта тема всячески замалчивается чиновниками, победные реляции на тему замечательного соотношения вакансий и зарегистрированных безработных упорно не учитывают факт крайне низких зарплат, а также формального характера многих заявок на работников от предприятий.

Попытка некоторой конкретизации Стратегии была предпринята в 2011 году, накануне выборов в Государственную думу. К этому времени уже стало известно о банкротстве старейшего Соломбальского ЦБК, которое отчасти было связано с отказом федералов финансировать ранее продекларированные инвестпроекты в леспроме. Народ в Архангельской области волновался, могли «Единую Россию» и не поддержать - что впоследствии и произошло. В регионе состоялись первые праймериз и обсуждения насущных проблем муниципальных образований. Еще раньше в 2009 году на выборах в Архангельский городской Совет депутатов была озвучена, возможно, главная проблема города – неудовлетворительное состояние водопровода, канализации и «ливневки». Фиксировались вполне конкретные моменты: жители Архангельска лишены возможности купаться в реке в летнее время, а вода требует индивидуальной доочистки для того, чтобы стать питьевой по причине плохого состояния труб.

Эпоха постмихальчучья, которая, видимо, продолжается до сих пор, естественно, привнесла новые, «антираспиловочные» требования к стратегии. Ведь действующая до сих пор «Стратегия социально-экономического развития Архангельской области до 20130 года» отнюдь не безвредный формализм. На ее основе принимался бюджет на 2009-2012 г.г., а, стало быть, закладывались и программы по привлечению федеральных заимствований. Поначалу ее модернизацией занялась Корпорация развития Архангельской области и к лету 2015 года она планировала на основе нового федерального закона о стратегическом планировании в РФ и широкого общественного обсуждения, сформулировать обновленную Стратегию. К 2015 году Корпорации удалось сформировать пакет инвестиционных проектов, который, по сути, задавал новую логику для долгосрочного стратегирования. Основываясь на конкретных проектах, строить видение более отдаленных перспектив развития региона - такой подход переводил бесконечные разговоры «за стратегию» в плоскость здравого смысла.

Однако создание новой структуры – Агентства стратегических разработок - передача этому подразделению правительства региона функций разработки стратегических планов вновь приостановило отказ от рассчитанной на значительные госдотации нереалистичной «программы Михальчука». Осенью прошлого года на обсуждении проекта новой Стратегии социально-экономического развития Архангельской области, выяснилось, что ее разработка находится в зачаточном состоянии, а методология вызывает, мягко говоря, удивление.

На последней мартовской сессии депутаты проголосовали за перенос сроков разработки новой Стратегии с 2017-го на 2019-ый год, а также одобрили отказ от бюджетных кредитов, за использование коммерческих заимствований. Гасить их теперь, судя по всему, придется региону за счет банковских кредитов.

Подведем невеселый итог. Действующая долгосрочная стратегия развития региона, по сути, самоликвидировалась. Она была рассчитана на дорогую нефть и арктические шельфовые проекты. Прошедший Арктический форум показал, что нефтяного бума здесь никто не ожидает.

Пикантности добавляет то обстоятельство, что в процессе подготовки поморского прогрессивного человечества к Арктическому форуму Архангельскую область покинул руководитель Агентства стратегических разработок Игорь Горбунов. Написал в конце февраля заявление по собственному желанию, собрал чемоданы и убыл. Возможно, по причине перехода непосредственного шефа - заместителя губернатора Алексея Гришкова - на новый участок работы: руководить представительством региона при Правительстве РФ в городе-герое. Теперь ведомство пока что возглавляет экс-журналист и ученый Денис Тюпышев.

Иными словами, абсурдный, но такой, если задуматься, традиционный для Московской Руси курс Егора Гайдара на освоение Севера и Сибири вахтовым методом остается в силе. Более того, грандиозное расширение Москвы до границ Калужской области, массовое строительство вопреки всем правилам урбанистики типовых многоэтажек-монстров на периферии столичного пространства, бесконечное закачивание бюджетных средств в главный город страны, все более напоминающий земную резиденцию уэллсовских марсиан, наводит на мысль о тайном плане правительства по добровольно-принудительному переселению в эту резервацию практически всех россиян.

Цель такой неафишируемой стратегии прозрачна – в небывалом супер-пупер-мегаполисе можно легко и безбоязненно управлять распределением общественных финансов так, чтобы максимально удобно эти деньги доводить до конечных непубличных потребителей, а доверчивой среднеполосной публике еще раз втюхать мантру об убыточном и якобы неокупающем себя севере.

Реализация новой постиндустриальной либерально-коррупционной утопии, основанной на философии блокбастеров «Матрица», «Бойцовский клуб» и «Война миров», судя по всему, окончательно заменила замшелое строительство то ли коммунизма, то ли правового государства в России. И региональным стратегиям в этом тайном раю «кремлевских мудрецов» не место.

Иван Таращанский

Перейти к комментариям