Общество

Книжное дело

Или кто хочет сжечь русскую классику в архангельских библиотеках

26 июля 2017, 09:46
Не далее как три недели назад в социальных сетях и СМИ появилась информация о том, что во все сельские библиотеки Архангельской области поступило негласное распоряжение убрать с полок и складировать в подсобки до особого распоряжения книги Пушкина, Достоевского, Чехова, Пришвина, Солженицына, Астафьева, Корнея Чуковского, Виктора Драгунского и многих других авторов.

Все они изданы или закуплены при участи запрещённого в России иноагента Фонда Сороса или Института «Открытое общество», который закупал книги издательств и рассылал их по библиотекам, ставя на титульные листы штамп мегапроекта «Пушкинская библиотека» и «Фонд Сороса». Соответственно было велено изъять все книги с подобными штампами. По сетям быстро пронёсся слух, что скоро все эти книги будут сжигать либо утилизировать каким-то иным способом.

Кто хочет сжечь русскую классику?

Никто не хочет сжигать русскую классику. Об уничтожении книг речи не шло изначально ни на одном уровне государственной власти, в том числе надзорных и правоохранительных органов. Более того, не было ни одного распоряжения об уничтожении книг с вышеупомянутыми штампами. На них попросили обратить внимание и убрать с полок. Дабы исключить саму возможность доступа к ним читателей.

Что же так напугало всех, кто был задействован в этой неприятной для всей российской культуры истории? Полагаем, что сыграл свою роль ещё более неприятный фактор: страх перед системой. То, что у нас издревле обозначается как «заставь дурака Богу молиться, он и лоб себе расшибёт». Этому пресловутому принципу у нас следуют не только средненькие и серенькие чиновники, но и, к великому сожалению, вполне уважаемые люди. Образованные, начитанные, умные. Это у нас что-то в крови.

Не исключаем, что фатальную роль в тотальном испуге сыграла прошлогодняя история наших соседей, когда 53 экземпляра учебной литературы, изданной при поддержке Фонда Сороса по проекту «Обновление гуманитарного образования в России», которые находились в библиотечном фонде Воркутинского горно-экономического колледжа, уничтожили путём сожжения.

Чтобы было понятно, как всё происходило у нас, разложим по полочкам историю вопроса.

Алексей Балакин как детонатор книжного взрыва

Начало большому резонансу на тему изъятия книг с полок муниципальных библиотек положил пост старшего научного сотрудника Института русской литературы РАН, кандидата филологических наук Алексея Балакина в Facebook от 6 июля, о котором мы писали в материале «Книги со штампом фонда Сороса изымают с полок архангельских библиотек». Он буквально взорвал информационное пространство. На сегодняшний день у него 4,5 тысячи репостов и 2,5 тысячи лайков. Обсуждение темы было бурным и всесторонним. И, конечно, наблюдателям и экспертам захотелось выяснить, «откуда ноги растут». Среди многочисленных теорий заговора были обвинения и надзорных органов, и органов безопасности. Искали возмущённые пользователи соцсетей следы зачинщиков и среди общественных организаций ультра-патриотического толка, которые нет-нет, да берутся за подобные темы.



Сам Балакин, к сожалению, остался без связи, путешествуя в отдалённых районах Архангельской области. Однако он успел упомянуть, что в Северодвинске судят библиотекарей: «…по слухам, в Северодвинске уже судят библиотекарей, проявивших близорукость и по недосмотру оставивших на полках книги с «печатью дьявола»…»

Дело северодвинских библиотекарей

И Балакин был прав, но только отчасти. Северодвинских библиотекарей никто не судил. Хотели было, да звёзды не сошлись. Сделав несколько запросов в северодвинские суды, нам удалось найти ниточку и разобраться в том, что же произошло.

История началась ещё в апреле, когда северодвинская прокуратура внесла представление начальнику управления культуры и общественных связей Северодвинска, по недопущению хранения и предоставления гражданам в пользование книг, изданных или распространённых организациями, которые признаны нежелательными на территории РФ. Представление было рассмотрено и отклонено. Почти одновременно в отношении директора «Муниципальной библиотечной системы» Северодвинска Ирины Нестеренко были возбуждены дела об административных нарушениях по статье 20.33 КоАП РФ (Осуществление деятельности на территории Российской Федерации иностранной или международной неправительственной организации, в отношении которой принято решение о признании нежелательной на территории Российской Федерации её деятельности). В данной статье есть важная сноска, которая касается непосредственно нашего дела, а именно ФЗ от 28 декабря 2012 года №272-ФЗ (О мерах воздействия на лиц, причастных к нарушениям основополагающих прав и свобод человека, прав и свобод граждан Российской Федерации) запрещает распространение информационных материалов, издаваемых иностранной или международной неправительственной организацией (находящейся в списках нежелательных - прим. ред.), а также производство или хранение таких материалов в целях распространения.

То есть, другими словами, ряд книг, хранившихся в библиотеках, согласно законодательству РФ, действительно не должны были там находиться. Особенно книги самого Сороса. По нашим данным, речь шла о списке порядка десяти наименований, в том числе: Дж. Сорос «О глобализации» и «Новый взгляд на открытое общество», а также других изданий на темы толерантности, антропологических исследований и т.д.

При чём здесь Пушкин, Достоевский и иные классики, спросите вы? Дело в том, что сами акты были составлены таким образом, что «наше всё» автоматически подпадало, как говорится, под раздачу. В прокуратуре - нужно отдать должное прокурору, участвовавшему в разбирательствах - ошибку заметили вовремя и отозвали постановления о возбуждении дел. Особенно отметим, что с тех пор надзорное ведомство к этому вопросу не возвращались. А поскольку дело не рассматривалось в суде, то и соответствующих документов в электронных судебных архивах не осталось.

Отметим, что в «Муниципальной библиотечной системе» и управлении культуры Северодвинска нам отказали в комментариях, ссылаясь, в частности, на то, что всё это «дела давно минувших дней».

Кто приказал убрать книги с полок?

Что произошло дальше? Новости об административных делах по библиотечной системе разлетелись быстро. В библиотеке имени Добролюбова, узнав о судебных разбирательствах, которых, однако, фактически не было, решили принять превентивные меры. Дабы не поставить под удар судебных исков остальные библиотеки региона. История не любит сослагательных наклонений, но если бы во всеми нами любимой и почитаемой Добролюбовке дождались финала, то и книги остались бы на месте.

А теперь по датам. В пятницу 2 июня прокуратура ходатайствовала об отзыве постановлений. Но ещё в четверг 1 июня более чем в 25 муниципальных библиотек Архангельской области поступил звонок с просьбой обратить внимание на книги с пометкой проекта «Пушкинская библиотека», которые были изданы при поддержке «Института «Открытое общество». Согласно свидетельствам, под «обратить внимание» подразумевалось изучение этих книг на предмет благонадёжности - а попросту, убрать книги с полок, чтобы избежать претензий надзорных органов. А на следующий день, то есть 2 июня, во все эти библиотеки поступило письмо, разосланное по электронной почте. В письме рекомендовалось продолжить начатую накануне работу. Иименно с этой даты книги начали исчезать с полок.



Никто не додумался объяснить библиотекарям, что печать «соросовских» проектов на титульном листе ещё не означает, что книги подпадают под статью 20.33 КоАП РФ. Что речь идёт лишь о нескольких книгах, которые действительно вполне можно рассматривать как политическую литературу, подрывающую конституционные основы российского государства. По крайней мере, такие правовые оценки возможны. И, главное, что все возбуждённые дела и представления прокуратуры отозваны.

Любопытен и ещё один факт. Когда наши журналисты, друзья и общественники обращались в библиотеки за разъяснениями, лишь в двух-трёх из них заявили о том, что из Архангельска действительно пришло указание убрать книги. Большинство же это отрицали и заявляли, что это их, библиотекарей, личная инициатива. Вот только причины своих действий вразумительно они обосновать не могли.

Эмоции

Библиотекари из научно-методического отдела АОНБ им. Н.А. Добролюбова в письме попросили своих коллег сдерживать эмоции и поменьше обсуждать ситуацию с книгами в коллективах.

В этой же рассылке упоминается, что ожидаются разъяснения от министерств культуры Архангельской области и РФ. Как мы уже знаем, в региональном минкульте на вопросы журналистов отвечали, что ничего не слышали о происходящем.

Спустя пару недель библиотекари получили другое письмо с пометкой «важность: высокая» и любопытной новостью о том, что Министерство культуры РФ планирует провести совещание по вопросу книг, отмеченных печатями Фонда Сороса и проекта «Пушкинской библиотеки».

В правоохранительных органах эмоции сдерживают и, судя по всему, либо забыли про книги, либо думают, что с ними делать после придания огласке самого факта изъятия их с полок.

Насколько нам известно от осведомлённых источников, до сегодняшнего дня прокуратурой не проводилось проверок, связанных с литературой, имеющей штампы. Другими словами, действия библиотекарей основаны лишь на рекомендации вышестоящего руководства из библиотеки Добролюбова.

Нетрудно догадаться, что там также отказываются от комментариев, считая дело об изъятии книг своим внутренним, не имеющим отношения к публичной сфере.

Но в публичной сфере уже месяц как не утихают споры, будут ли сжигать книги Пушкина и Достоевского с «сомнительными» штампами или просто заклеят их и вернут на полки? Ответ о судьбе книг очень хочется получить не только нам, но и общественности.

Просим министерство культуры Архангельской области, прокуратуру Архангельской области и Архангельскую областную библиотеку имени Добролюбова рассматривать эту статью в качестве официального запроса и ответить: когда издания вернутся на книжные полки и станут доступны читательской аудитории?

Александр Кулешов
Перейти к комментариям