Общество

«Книжное дело» продолжается: ФЗ 272 требует корректировки

Комментарии местных политиков по следам нашумевшей истории

14 августа 2017, 13:05
Не так давно федеральные и региональные СМИ распространили информацию о письме Генеральной прокуратуры России министру культуры страны Владимиру Мединскому, содержавшем разъяснения по поводу нашумевшего «книжного дела».

Иными словами, речь шла об уточнении порядка изъятия в библиотеках книг с маркировкой Института «Открытое общество» в Архангельской области. Тональность публикаций сводилась к тому, что, мол, теперь все встало на свои места, справедливость восстановлена, долгожданный хэппи-энд таки наступил. Но так ли это?

Напомним, известный ученый, исследователь фольклора Алексей Балакин опубликовал в одной из соцсетей пост о том, что в библиотеках Архангельской области изымают книги, изданные фондом Сороса, а их сотрудники опасаются уничтожения вполне пригодных для чтения сочинений Пушкина, Лермонтова, Достоевского.

Без сомнения, сообщение Алексея Балакина оказалось одним из наиболее читаемых в рунете – его распространили свыше четырёх с половиной тысяч человек.

В письме генпрокуратуры министру отмечено, что история началась ещё в апреле этого года с ряда представлений прокуратуры Северодвинска. Из 90 книг со штампами Института и Фонда, только десять изданий содержат указание на эти организации в качестве издателей или авторов.

«Как показала проверка, остальные книги - проза, поэзия, публицистика известных классиков литературы Булгакова, Бунина, Достоевского, Лермонтова и других, которые были переизданы в 1996-2003 года, а затем переданы в библиотечные фонды в рамках гуманитарного проекта Института «Открытое общество». Вместе с тем Институт не является автором этих произведений, содержание книг не связано с деятельностью нежелательной организации. Таким образом, хранение и распространение библиотеками такой книжной продукции не может рассматриваться как нарушение закона, следовательно, нет необходимости в её изъятии», - говорится в письме надзорного ведомства.

Также генпрокуратура выразила пожелание, чтобы информация была доведена министерством культуры РФ до органов исполнительной власти регионов. Пока что такого письма от имени министра культуры не опубликовано.

Трудно избавиться от впечатления, что первопричина возникшей проблемы – особенности федерального антиэкстремистского законодательства и правоприменительной практики. Деятельность фонда Сороса признана нежелательной в России с ноября 2015 года решением Генеральной прокуратуры России. Основание - федеральный закон от 28 декабря 2012 года № 272-ФЗ, в котором вполне определенно говорится: такое признание для иностранной или международной неправительственной организации влечёт за собой «запрет на распространение информационных материалов, издаваемых… и (или) распространяемых ею… а также производство или хранение таких материалов в целях распространения».

Таким образом, сотрудники методического отдела библиотеки имени Н.А. Добролюбова, рассылая разъяснительное письмо коллегам в районы, в котором рекомендовали изымать книги, издававшиеся и распространявшиеся – в том числе и русскую классику - фондом Сороса, действовали вполне адекватно сложившейся в РФ правовой ситуации. Иными словами, здесь нет никакой чрезмерной перестраховки со стороны работников библиотек. Не так давно книги, издававшиеся и распространявшиеся фондом Сороса, уничтожались в Республике Коми. На всех слуху осуждение - по инициативе все той же генпрокуратуры - за экстремизм директора библиотеки Украинской литературы Наталии Шариной. Формулировка федерального закона лежала в основе представлений генпрокуратуры в адрес руководства Северодвинской библиотеки. А ведь его повторное невыполнение может повлечь за собой возбуждение уголовного дела.

Коллеги из газеты «Северный рабочий», производившие собственное расследование, пришли, по сути, к аналогичному выводу - nworker.ru/2017/07/29/12092.html.

Таким образом, необходимы не только официальные разъяснения профильного федерального министерства. Лишь внесение поправок в формулировку федерального закона с учетом мнений экспертного сообщества и, прежде всего, сотрудников и руководства библиотек может окончательно поставить точку в этой проблеме. ФЗ 272, на основании которого прокуратура Северодвинска направляла предписания в адрес библиотеки, по-видимому, принимался кулуарно, в ускоренном темпе, и время выявило его существенные недостатки. Обеспокоенность у сотрудников библиотек не исчезла, книги, имеющие отношение к фонду Сороса регулярно запрашиваются с неясными целями отдельными читателями. Вполне возможно, что они представляют определённого толка общественные организации и планируют сигнализировать о нарушениях федерального законодательства.

Именно это обстоятельство послужило основой для письма методотдела Архангельской областной научной библиотеки, о котором шла речь в нашем расследовании.

Разъяснения генпрокуратуры теоретически могут быть оспорены в суде, так как они не в полной мере соответствуют букве закона. Для того, чтобы решить проблему, не превращать руководителей библиотек в пособников «пятой колонны» необходимы не только ответственные разъяснения Министерства культуры РФ, но и корректировка федерального законодательства (вполне достаточно убрать из формулировки закона излишне жесткий, как представляется, союз «или). Защитить архангельских библиотекарей от несовершенных законов – задача общества, политиков, власти.

«Книжное дело» прокомментировали представители ведущих политических сил региона. К сожалению, региональное отделение партии «Единая Россия» не сочло необходимым как-то откликнуться на возникшую проблему. Мы надеемся на то, что руководство Архангельского отделения, депутаты Государственной Думы от «ЕР» всё же не останутся в стороне от столь неожиданных проблем своих избирателей.

Комментарии:

Ольга Епифанова, заместитель председателя Государственной Думы РФ, партия «Справедливая Россия»:

«Сразу, как только появился пост Алексея Балакина, в котором говорилось об изъятии книг Фонда Сороса из библиотек, в социальных сетях, помощники по моему поручению стали связываться и с библиотеками и с министерством. После чего появилось официальное заявление министерства культуры Архангельской области, опровергающее его причастность к каким-либо распоряжениям изымать книги. Благодарю ИА «Двина Сегодня» за информацию по расследованию. Я отправлю запрос в Минкульт РФ с приложением данной статьи. Передам их официальный комментарий».

Леонид Таскаев, кандидат в члены ЦК КПРФ:

«Говоря о «книжном деле», которое последнее время будоражит региональное информационное пространство, стоит отметить, что российское чиновничество поступило по классической для себя схеме, известной ещё дореволюционным классикам, а именно – «тащить и не пущать». Если сопоставить этот инцидент с общей тенденцией деградации современной системы образования, которая, на мой взгляд, проводиться умышленно, то увидим, что изъятие книг из архангельских библиотек, по принципу «кабы чего не вышло» отвечает общей тенденции снижения уровня знаний у населения в целом, и у молодёжи в частности. Важно помнить, что «тёмной чернью» управлять гораздо проще и «сытнее», нежели с людьми, имеющими развитое критическое мышление. Ещё можно было бы понять это изъятие обновлением фондов, если книги, например, поистрепались. Но когда у нас систематически обновляли региональные библиотеки за казённый счёт?».

Ольга Осицына, руководитель фракции ЛДПР в Архангельском областном Собрании депутатов:

«Уничтожить книги из сельских библиотек, закупленные в 90-е годы на средства фонда Сороса - это аморально! Я не буду комментировать саму личность Сороса - фигуру широко известную в финансовых кругах, а также причины принятия решений Фондом Сороса финансирования акции по приобретению в «лихие 90- е годы» книг для сельских библиотек России. Но, давайте рассмотрим какие книги предложено уничтожить: книги Пушкина и Достоевского, Чехова и Пришвина, Солженицына и Астафьева. Как пишут в соцсетях, библиотекарям было разъяснено, что эти книги изданы запрещенным в России иноагентом, Фондом Сороса, и потому подлежат уничтожению. Это напоминает времена второй мировой войны когда нацисты сжигали лишь те книги, которые по мнению цензоров имели «противогерманский» характер или пропагандировали другую идеологию. Думаю, что если министерство культуры Архангельской области открестилось от принятия подобного решения, к поискам инициатора самого решения или нового цензора необходимо привлечь правоохранительные органы. Считаю, что общественность должна знать правду о таком аномальном процессе, а областное профильное министерство должно дать подробные комментарии по этому вопросу».

Иван Таращанский

Фото с сайта hodderscape.co.uk
Перейти к комментариям