Политика

Послание президента: движение в стерх

Послание президента РФ Владимира Путина Федеральному Собранию очень многое объяснило

04 марта 2018, 10:36

Ежегодное президентское послание в этом году было необычным во всем. Его особенность и даже уникальность состояли в том, что Владимир Путин, с одной стороны, объяснял логику действий политического руководства, а с другой определял масштабные задачи развития страны не на год, а на годы вперед. Конечно, это связано с предстоящими 18 марта выборами. Хотя в своей речи Путин решительно все отрицал:

«Насколько эффективно мы сможем использовать колоссальные возможности технологической революции, как ответим на её вызов, зависит только от нас. И в этом смысле ближайшие годы станут решающими для будущего страны. Подчеркну это: именно решающими. То, о чём сейчас скажу, абсолютно не связано с внутренним политическим циклом и даже с выборами президента. Кто бы ни был избран президентом, каждый гражданин России, все мы вместе должны прочувствовать и понять, что происходит в мире, вокруг нас и какие вызовы стоят перед нами».

И что ж такого в мире-то происходит? А вот что:

«Дело в том, что скорость технологических изменений нарастает стремительно, идёт резко вверх. Тот, кто использует эту технологическую волну, вырвется далеко вперёд. Тех, кто не сможет этого сделать, она – эта волна – просто захлестнёт, утопит».

Становится совсем понятно, почему никак нельзя менять коней на переправе 18 марта. Конечно, теоретически и другие кандидаты могут не опростоволоситься на столь ответственном посту. Но дело-то не шуточное:

«Повторю: изменения в мире носят цивилизационный характер. И масштаб этого вызова требует от нас такого же сильного ответа. Мы готовы дать такой ответ. Мы готовы к настоящему прорыву».

К чему рисковать в эпоху перемен? Но в чем же должен состоять этот «сильный ответ»?

Сначала Владимир Путин говорит о новом качестве жизни и благосостоянии россиян, развитии здравоохранения, образования и о развитии неких «демократических институтов» и даже «отвертикаленного» местного самоуправления. В каком направлении будет развиваться демократия в России, так и осталось непонятным. Видимо, надо исходить из главного приоритета власти – соответствовать бурным технологическим изменениям. Здесь Владимир Путин порой даже прибегал к рискованным медицинским аналогиям:

« …отставание – вот главная угроза и вот наш враг. И если не переломим ситуацию, оно будет неизбежно усиливаться. Это как тяжёлая хроническая болезнь, что неутомимо, шаг за шагом подтачивает и разрушает организм изнутри. Организм часто этого и не чувствует».

То есть отставание – это болезнь, которую власть в России намерена лечить всеми силами. Терминология, напоминающая образ Петра Алексеевича и известную фразу Иосифа Виссарионовича в его речи на Первой Всесоюзной конференции работников социалистической промышленности от 4 февраля 1931 года:

«Мы отстали от передовых стран на 50–100 лет. Мы должны пробежать это расстояние в десять лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут».

Вероятно, со времен Сталина, спустя 84 года отставание превратилось в России в болезнь. В силу того, что ну никак его не удается преодолеть! Не исключено, что болезнь эта носит характер психического расстройства и, возможно, с серьезным снижением адекватности восприятий.

В самом деле, какие проблемы волнуют сегодня и россиян, и жителей самых разных стран? Значительное снижение уровня социальных гарантий, реальных зарплат, отсутствие рабочих мест, неопределенность будущего. Технологический прогресс таков, что в связи с массовой роботизацией производство перемещается вновь в развитые страны, оставляя без средств к существованию десятки миллионов людей. Просто интересно – как будет решаться эта проблема в России? Собирается ли государство заниматься созданием новых рабочих мест и как? Ответа, к сожалению, в послании мы так не услышали.

Разве отсталость причина этой новой социальной беды, о которой то и дело говорят политики всего мира и которую упорно не замечает нынешнее руководство России? А вдруг проблема не в ней? А в том, что наивно прогрессистские, неолиберальные по своей природе ориентиры успешности экономических преобразований прочно закрепились в менталитете нынешней политэлиты и задают неверные алгоритмы решений. Небольшая инфляция – это тот фетиш, которому сегодня принято поклоняться в Кремле. Хотя системы надежной статистики в стране так и не создано. Но нам всем предписано верить в чудо снижения инфляции до уровня 4% в год. Вот только странно, что один из главных провайдеров интернета и кабельного телевидения в Архангельской области увеличивает свои тарифы более, чем на 30% в течение шести месяцев. Без какого-либо объяснения причин, просто право такое имеет. Растут цены в системе общепита, но нам говорят об увеличении товарооборота...

Стремление к «розовым очкам», самообман в значительной степени ослабили вторую часть послания, также повествовавшую о преодолении вековой российской отсталости. О некоем новом супероружии, которое в России то ли есть, то ли в скором времени появится. По словам президента, руководство страны вынуждено его разрабатывать, так как США вышли из Договора по ПРО в 2002 году. Если верить докладчику, удалось создать образцы нового оружия за счет совсем небольших средств. Оно способно преодолевать защитные рубежи ПРО и всюду достигать противника.

Дело даже не в том, что обстрелы российских аэродромов в Сирии и, если верить СМИ, гибель контрактников-россиян несколько контрастирует с подобными победными реляциями. Владимир Путин, по сути, определил место России в современном международном разделении труда. Оно как в позднем советском анекдоте - «что бы мы ни делали, все равно получается автомат Калашникова». Призвание России – создавать ультрасовременные образцы вооружений, ибо его производство высокоэффективно, обеспечивает международное признание, авторитет страны и ее руководства.

То есть российские чиновники в Национальном олимпийском комитете и дальше могут мирно спать, сдавать наших спортсменов, употребляющих мельдоний, не имеющий по оценке многих экспертов, никакого отношения к допингу. Руководитель министерства спорта может ругаться со странным начальником антидопинговой лаборатории, а потом весь мир говорит о госпрограмме по разработке новых видов допинга, а в результате НОК России отстраняют от участия в зимней Олимпиаде. Зато теперь ракета с ядерным двигателем вновь заставит всех и каждого уважить российского мишку. Любимца женщин, настоящего полковника Захарченко, беззаветно в одиночку борющегося с коррупцией, тоже компенсирует в глазах общественности какая-нибудь подводная суперракета. А почти четыре центнера кокаина в посольстве России в Аргентине, быть может, предназначались для перелета на особо точном «Сармате» в качестве гуманитарной помощи страждущим жителям города автомобильной славы США Детройта. Вот потому-то охрана посольства совсем-совсем ничего не замечала…

Хотелось бы надеяться, что такое движение страны к состоянию стерха милитаризма не является ее судьбой. Нет суровой необходимости идти по пути перманентной революции военных технологий. Тем более, едва ли наш ОПК столь экономически эффективен, как нас пытаются в этом убедить. Количество падений космических аппаратов более чем значительно, а причины зачастую называют совсем неубедительные.

Избранная стратегия стерха современных вооружений чревата новой самоизоляцией России, расширением политики санкций и ростом конфронтации с соседями. К сожалению, состоятельность внешней политики давно уже выведена за рамки беспристрастного анализа, она отдана на откуп бесконечных бессодержательных телешоу и откровенного агитпропа. Никого даже не удивляет, отчего в 2004 году российское руководство де-факто признало госпереверот на Украине, майданное пришествие к власти Виктора Ющенко, а спустя десять лет приблизительно такое же очередное свержение Виктора Януковича вызвало вдруг самую болезненную реакцию. Отчего министр иностранных дел России Игорь Иванов возглавлял делегацию на инаугурации Михаила Саакашвили в 2004 году, а спустя четыре года при его преемнике Сергее Лаврове грузинские войска внезапно начали обстреливать Цхинвал, где погибли десятки наших военнослужащих.

Быть может, дело не в судьбе России как гордого и одинокого стерха новой гонки вооружений, все значительно проще? Внешняя политики страны требует серьезных кадровых решений, но пока что их не предвидится. Что ж, как говорил ставший воробушком дракон Бойся-бой из старого чешского мультфильма «Три банана» - «буду чирикать и дело с концом»…

Иван Таращанский



*Стерх - вид журавлей, обитающих на северных территориях России (западная разновидность в Архангельской области, Республике Коми, Тюменской области, восточная – в Якутии). Уровень смертности диких птенцов журавлей в природе в течение первого года жизни составляет 50-70 %. Выживаемость искусственно выращенных журавлят не превышает 20 %. Поэтому учёные стали искать более эффективные методы, позволяющие поднять уровень выживаемости птенцов. Очень важным для стершат является обучение технике полёта на дальние дистанции и освоение миграционных путей. Американские специалисты предложили вести птенцов по маршруту будущей миграции с помощью мотодельтаплана. Осенью 2012 года президент России Владимир Путин на мотодельтаплане возглавил стаю белых журавлей в Западной Сибири.
Перейти к комментариям