Мнение

Выгодный фильтр для неугодных кандидатов

05 авг 2020, 11:01
Сергей Якимов
из штаба народного губернатора
Как и шиесский проект мусорного полигона, муниципальный фильтр для выдвижения кандидатов в губернаторы в России похож на игру шулера. Порядок сбора и учета подписей депутатов еще на уровне закона допускает неразумные правовые пробелы, подталкивающие кандидата, приближенного к власти, на недобросовестную предвыборную конкуренцию, а по сути — организовывает ее.

Федеральный закон об основных гарантиях избирательных прав граждан, наряду с самовыдвижением, регламентировал возможность выдвижения кандидатов в губернаторы посредством их поддержки муниципальными депутатами и выборными главами. Выбор способа выдвижения кандидатов федеральным законодателем отдан на откуп регионам. В Архангельской области самовыдвижение не предусмотрено. Каждый кандидат в губернаторы должен собрать около 200 подписей для того, чтобы принять участие в выборах. В народе сбор подписей депутатов и глав в поддержку кандидата прозвали «муниципальный фильтр».

Как оказалось на деле, муниципальный фильтр представляет собой вовсе не фильтр, и даже не барьер. Это бетонный шлагбаум с амбарным замком, ключ к которому есть только у кандидата от власти. Этим ключом он может сам приоткрыть шлагбаум для лояльного коллеги-кандидата, или просто передать ему этот ключ на время.

Первое, с чем сталкивается кандидат в губернаторы при прохождении муниципального фильтра — это отсутствие контактов с депутатами, подпись которых требуется получить. В Архангельской области около 2200 депутатов поселений, городов и районов. Не существует не только единой базы их контактов (телефоны, почтовые или электронные адреса, аккаунты в социальных сетях), нет даже единого списка их фамилий.

Ни федеральный, ни областной законодатель не предусмотрел в своих законах обязанность депутатов, их представительных органов или избирательной комиссии обеспечить доступ кандидата в губернаторы к каждому муниципальному депутату с целью сбора подписей в свою поддержку хотя бы во время выборов. Обеспечение возможности прохождения кандидатом муниципального фильтра в этой части не просто не организовано, оно чрезмерно затруднено.

Кандидат от политической партии может имеет доступ только к муниципальным депутатам, являющимся членами данной партии. И то их не хватит. Например, у такой известной партии, как КПРФ, для сбора 200 подписей есть лишь половина депутатов. Если партия малая, не парламентская, то ее кандидат сталкивается всерьез и надолго с проблемой отсутствия контактов с депутатами для сбора их подписей.

Архангельская область слишком велика для самостоятельной разъездной работы кандидата по сбору 200 подписей депутатов. Разъезжать наобум по более чем 20 районам без предварительной договоренности о встречах просто бессмысленно. Однако данный пробел в законодательстве не представляет никаких проблем для кандидата от партии власти и действующего главы региона. Его контакты с главами муниципалитетов, а следовательно и с депутатами, являются текущими, рабочими, и уже налажены.

Более того, такой кандидат имеет значительную часть заведомо лояльных к себе депутатов. В России это называется «использование административного ресурса». Тот из кандидатов, который имеет все контакты с депутатами, раньше всех начнет собирать подписи и соберет их быстрее. По данным кандидатов в губернаторы Архангельской области, первым, кто начал собирать подписи депутатов, был кандидат Цыбульский.

На вышеуказанной проблеме базируется другой серьезный пробел в избирательном законодательстве — отсутствие государственного контроля за текущим сбором подписей кандидатами в губернаторы. Кандидат, владеющий административным ресурсом, за одну-две недели способен обработать всех 2200 муниципальных депутатов и собрать в свою поддержку все их подписи. Другого кандидата депутат поддерживать не вправе в силу закона. В таком случае другому кандидату подписей свободных депутатов не найти. А если кандидатов не два, а несколько — то тем более.

Такое поведение кандидата — с целью создать искусственные препятствия конкуренту — является недобросовестным поведением. Но законодательством этот вопрос никак не урегулирован.

Закон устанавливает норму подписей и максимальный допуск их превышения (в Архангельской области 189+5%) — лишь для сдачи подписей в избирком. А ограничений при сборе подписей он не устанавливает. То есть кандидат с административным ресурсом может собрать все подписи депутатов в регионе для создания проблем конкуренту, а в избирком сдать лишь норму, оставив остальные подписи у себя. При этом депутат, поставивший подпись, не знает, подадут его подписной лист в избирком или выкинут в мусорную корзину. Более того, он даже не догадывается, что его подпись, возможно, уже лишняя. Такой подсчет собранных подписей ведет лишь сам кандидат, не уведомляя об этом доверившегося ему депутата. Поэтому такой депутат, как правило, вторую подпись за другого кандидата уже не ставит.

Таким образом, отсутствие нормы закона, позволяющей в текущем режиме контролировать достаточность собранных кандидатом подписей, является пробелом в законе, что дает кандидату с админресурсом возможность втайне от других кандидатов и от общественности действовать недобросовестно. Такой пробел, вполне вероятно, создан специально.

Какая-то часть подписей депутатов распределяется кандидатам по партийной принадлежности. Остальные кандидаты получают, в конце концов, отказы депутатов. Некоторые кандидаты, недобравшие норму подписей, опускают руки и выходят из предвыборной гонки. Другие предпринимают отчаянные попытки угадать депутатов, чьи подписи не представят в избирком, а выкинут в мусорное ведро. Ведь если первая подпись депутата не попала в избирком (а ушла в корзину), то повторная подпись того же депутата в поддержку другого кандидата станет в избиркоме единственной, а не повторной — а стало быть действительной.

В Архангельской области, например, по данным как минимум двух кандидатов в губернаторы, в последние дни сбора подписей уже не было «свободных» депутатов, все отвечали, что уже отдали свои подписи.
Вычислить подпись депутата, которую выкинут в мусорное ведро, не может никто, кроме кандидата, обладающего этой подписью. По данным кандидатов в губернаторы Архангельской области, таких ненужных подписей в области должно было быть до 500. И наоборот, кандидат с админресурсом знает, какую подпись он представит в избирком. Более того, если у него есть преступный замысел и доступ к избирательной комиссии, то он в течение пары дней после сдачи подписей всех кандидатов способен вычислить, есть ли среди них подписи тех депутатов, которые он выбросил в мусорное ведро, и вложить их в свой пакет документов. А если такой кандидат начал сбор подписей раньше других, то его мусорные подписи станут первичными, а подписи его конкурентов — повторными.

Ну и последнее. Эти пробелы в избирательном законе становятся все более очевидными для общественности, и все более рискованными. Чтобы завуалировать их применение, в ход избирательной кампании приходится включать подставных лиц — тех, кто будет изымать подписи депутатов из свободного оборота и погашать их.

Так, в Архангельской области, по непонятным причинам, кандидат в губернаторы Шевелев сдал в избирком заведомо непроходное количество подписей — 119 (вместо 189). Кандидат Тюкина, например, за неделю до сдачи подписей сообщала, что находится в отпуске, и не могла назвать количество собранных подписей. Кандидат Чиркова тоже не могла, сказала, что сбором подписей у нее занимается юрист. Что касается кандидатов Вакорина и Есипова, то их в Архангельской области не знают даже действующие политики и политтехнологи, не говоря уже о районных депутатах. Вероятность ими самостоятельно собрать по 189 подписей без помощи ВРИО Губернатора Цыбульского была равна нулю. Больше всех удивила набравшая 189 подписей кандидат Тюкина, продвигавшая мусорный полигон на станции Шиес, против которого протестовало 96% населения региона.

Таким образом, муниципальный фильтр, установленный в российских регионах, очень удобно применять как выгодный инструмент отстранения неугодных кандидатов.
Скрыть комментарии