Общество

Как живут осуждённые в колонии под Архангельском

По ту сторону колючей проволоки сегодня работает СПЧ

08 ноября 2017, 10:57
Сегодня в Архангельске, Северодвинске и Новодвинске работает Совет при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ). Делегации СПЧ посетят организации здравоохранения, специализированные детские дома, кадетские корпуса, отделения полиции, «Архангельский морской торговый порт» и станцию скорой помощи. Особое внимание будет уделено многочисленным исправительным колониям и СИЗО. В работе совета принимает участие и уполномоченный по правам человека в Российской Федерации Татьяна Москалькова. 

Нам удалось побывать в одной из колоний и изучить жизнь пенитенциарного учреждения изнутри. Конечно, под бдительным присмотром сотрудников ФСИН. В исправительной колонии №7, образцово-показательной, расположенной в посёлке Лесная Речка под Архангельском, СПЧ тоже будет сегодня работать. Впрочем, ИК-7 не обделена вниманием правозащитников, сотрудников прокуратуры и СМИ. Руководство колонии заявляет, что стремится к максимальной открытости для общественности.

О колонии в цифрах

На сегодняшний день в ИК-7 содержится 481 человек в шести отрядах, что составляет 60% от общей вместительности. Всего же колония рассчитана на 787 заключённых. Иногда резервные места бывают отнюдь не лишними. Например, в прошлом году, когда из-за паводка на Вологодчине оттуда были экстренно привезены порядка двух сотен человек, которых разместили именно здесь.

Как рассказал начальник колонии Сергей Лёгкий, территория возглавляемого им учреждения делится на два сектора – жилой и рабочий. Работают в ИК около 220 человек – они задействованы на швейном производстве, в столярном цеху, в деревообработке, изготовлении пластиковых окон, дверей и металлопродукции. При должном старании за месяц заключённый может заработать 15-20 тысяч рублей.

Военное наследие

Если углубиться в историю, то прежние времена на территории нынешней исправколонии базировалась 77-я гвардейская мотострелковая Московско-Черниговская Краснознамённая дивизия. Она изначально была сформирована в грозном 1941 году как дивизия народного ополчения Киевского района Москвы. В дальнейшем это вооружённое формирование участвовало во всех важных сражениях Великой Отечественной войны, включая Сталинград и Курскую битву, за что ему было присвоено звание гвардейской. За боевые заслуги дивизия награждена орденами Ленина, Красного Знамени и Суворова 2-й степени. После окончания ВОВ дивизия на протяжении полувека базировалась на Лесной Речке вплоть до своего расформирования в 1996 году.




От военных в ведение колонии перешли все помещения и мемориал, посвященный Победе. Не столь давно он подвергся реконструкции и теперь выглядит как новый. Персонал колонии поддерживает его в должном виде, а каждый год 9 мая возле него проходят памятные мероприятия, в которых принимают участие ветераны, местные школьники и, само собой, сами сотрудники ФСИН и заключённые.

Пища духовная и пища мирская

За забором с колючей проволокой есть своя небольшая часовня. Её построили в 2009 году, после переезда ИК с Конвейера. Службы в ней проводит священник из Новодвинска, который проводит службы и церковные таинства, включая венчание. У часовни насчитывается порядка 30 регулярных прихожан.



Промзона колонии включает в себя два ангара, где осуществляется деревообработка, швейный участок, штрафной изолятор, склады, столярный корпус, хлебопекарня, столовая. Отдельно стоит сказать о натуральном хозяйстве колонии. У ИК есть свой сельхозучасток, где выращиваются морковь, свёкла, капуста, картошка. В теплицах ежегодно собирается по шесть тонн огурцов, активно идёт процесс выращивания помидоров. Собираемого урожая вполне хватает для того, чтобы перекрыть насущные продовольственные потребности ИК. Имеются поголовье свиней в 300 голов и пять сотен кур.



«Можем жить автономно довольно большое время», – с улыбкой констатирует начальник ИК Сергей Лёгкий.

Тюремный комфорт при длительном свидании

Если касаться условий содержания осуждённых, то нам они показались вполне приличными. В стенах колонии нет особого шика, всё отдаёт советской стариной, хотя в помещениях чисто. Кстати, облик прилегающей к жилым корпусам местности также отчасти отдаёт эпохой социализма. Прежде всего, это касается плакатов и стендов с назидательно-поучительным содержимым. Спят заключённые на двухъярусных нарах, постели у них чистые и аккуратно заправленные. Помимо основной столовой, есть комната для приёма пищи, где можно перекусить в свободное время, а также поиграть в настольные игры. Имеется и небольшой спортзал с соответствующим спортинвентарём, который, на всякий случай, запирается персоналом на замок в ящик.



Что касается столовой, тот тут тоже без изысков, хотя, опять же, просторно и чисто. Пища постоянно проходит соответствующий санитарный контроль. Качество блюд смогли недавно оценить жёны, приехавшие навестить своих мужей в рамках «дня открытых дверей». Им представилась возможность попробовать мясной суп с макаронными изделиями, плов и чай. В целом, впечатления у женщин остались положительные.



«Кормят, в принципе, хорошо. Вкусно, мне понравилось. Кругом чисто. Такие проверки со стороны общественности обязательно нужно проводить, чтобы был порядок. Это касается питания, проживания, условий труда. Для меня важно состояние спального места, столовой, наличие санчасти и комнаты гигиены – в общем, всё, что касается быта. Я всё посмотрела, меня всё устраивает», – поделилась впечатлениями супруга одного из осуждённых Кристина, приехавшая к мужу на длительное свидание.

Кстати, о длительных свиданиях. Для них в колонии имеется особое пространство, напоминающее добротный эконом-отель. Комнаты там похожи на уютные гостиничные номера, и если бы не решётки на окнах, то и не подумаешь, что находишься в МЛС. В «номерах» есть кровати, телевизоры и прочие предметы обихода. Предусмотрена даже детская комната с игрушками, в том числе, и сделанными руками самих заключённых. На длительное свидание с близким родственником (женой, родителями, детьми) предусмотрено от одного до трёх суток – всё это время осуждённые проживают в описанном «отеле». Чтобы заслужить такую привилегию, надо стремиться к образцовому поведению и проявлять себя с достойной стороны в жизни учреждения. Особо отличившиеся могут рассчитывать на 30 дней подобных встреч в году.

Возрастной рекордсмен

Как рассказал Сергей Легкий, на сегодняшний момент в ИК-7 насчитывается шесть осуждённых, чей возраст превысил 60 лет. Самым пожилым «постояльцем» до недавнего времени являлся 85-летний мужчина, который уже имел опыт судимости и в последний раз угодил за колючую проволоку за кражу. Отсидев два года, он благополучно вышел на свободу. Средний же возраст обитателей колонии равняется 30 годам.

«У нас отбывают наказание те, кто уже ранее находился в местах лишения свободы. Впервые осуждённых здесь не имеется. Обычно у каждого по два-три подобных эпизода. Есть те, кто получил свой первый срок ещё при СССР. С теми, кто уже прошёл такую школу, в какой-то степени попроще, чем с новичками. Они уже знают все законы и правила в отличие от «первоходов», которым требуется полгода, чтобы привыкнуть к новым порядкам. Подавляющее большинство из содержащихся в ИК осуждённых – люди местные. Они обычно спокойные и проблем не создают», – поясняет Сергей Иванович.

Исправительным учреждениям нужен госзаказ

Председатель областной Общественной наблюдательной комиссии за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания Сергей Антуфьев рассказал, что заключённые всегда приветствуют визиты правозащитников – благодаря им есть возможности что-то поменять в повседневных бытовых условиях. Допустим, поспособствовать началу дополнительного ремонта в корпусах или улучшения производственного процесса.

«Мы недавно ездили в Москву, и там, в Общественной палате России, просили обратить внимание на то, что у исправительных учреждений должен быть госзаказ. Допустим, в случае ИК-7 это может быть спецодеожда для работников профильных ведомств. Ведь не все заключённые имеют возможность работать и зарабатывать. Конечно, какая-то часть не хочет этого делать, но ведь многие хотят. В условиях отбывания наказания данный фактор очень важен. Взять хотя бы питание – да, оно в целом неплохое, но всё-таки колония на санаторий не похожа. Поэтому, когда у осуждённого есть возможность купить что-то в том же ларьке на режимной территории, то это здорово. Не знаю точно, как нашу инициативу воспримут в столице, но думаю, что после небольшой доработки мы попросим Общественную палату выступить с указанным предложением уже на законодательном уровне», – отметил он.

Виталий Айнуров
Перейти к комментариям