Общество

Экоактивист на скандальной стройке: вернулась из Норвегии из-за Шиеса

15 мар 2019, 16:29

Почему бы не встретить 8 марта по пути на Шиес? Таким вопросом задалась 24-летняя Анастасия Федосеева. Из Архангельска девушка отправилась посмотреть, как устроена вахта на подъезде к мусорной стройке, что же там происходит на самом деле и за что там идёт борьба.

Оставив позади 13 часов пути на машине по не самым лучшим дорогам Архангельской области, Настя вместе с попутчиками из областного центра добралась до цели — первого поста. Его здесь называют Вахта «Костёр».


На фотографии то самое место, мимо которого пытались проехать бензовозы с топливом, чтобы стройка (а её здесь называют не иначе, как «Полигон смерти») не прекращалась. Строители работали там 24/7 до 22 февраля пока путь бензовозам не перекрыли. Местные считают, что в планах у ООО «Технопарк» было закончить основные работы до того, как снег начнёт обильно таять, и всем станет понятно, насколько в этом месте болотистые почвы, а значит ни о каком полигоне речи быть просто не может.


На месте станции Шиес до 70-х гг ХХ века существовал посёлок, но умерших людей на его территории не хоронили, потому что болотистая почва не позволяла.

Напомним, на этой неделе Ростехнадзор проиграл суд с ООО «Технопарком». Официально стройку так и не признали незаконной, хотя работы ведутся без какого-либо проекта и экологических изысканий.

Настя, как и большинство жителей Архангельской области, прошла несколько стадий принятия информации о Шиесе. Летом появились слухи, что на станции в Ленском районе будет построен полигон для складирования отходов, и не просто мусора из ближайших посёлков, а московского, так как Первопрестольная просто не может справиться с ним сама. Она прошла путь от неверия, полного разочарования до решительных действий.

Сама Настя уже давно является экологическим активистом, снимает фильмы и видео о природе, сотрудничает со многими экологическими организациями России, Норвегии, Исландии, Финляндии, Греции, США, Канады, Англии. Активно путешествует и знакома с раздельным сбором мусора не понаслышке.

Поехать на вахту за 750 км от Архангельска Анастасия Федосеева решила после участия в февральском митинге.


Найти попутчиков оказалось очень легко. Люди попались семейные, добрые отзывчивые: водитель Алексей Костюшко и Марина Петрова, мать троих детей. Они сказали, что едут на Шиес, потому что им есть что защищать. Окончательное решение было принято после того, как узнала, что стройка остановлена силами местных жителей и им требуется поддержка.

Вахта № 1

Урдома. Примерно в 30 км от посёлка находится Шиес (железнодорожная станция). На развилке, где один путь ведёт к магистральному газопроводу высокого давления, а второй к мусорной стройке, висит большой плакат «Руки прочь от Шиеса». Дальше бензовозы проехать не смогли.


Теперь здесь стоит вагончик с генератором, а рядом под навесом круглосуточно горит костёр. Кстати, как говорят активисты, он ни разу не гас с 22 февраля.

 — Примерно через километр находится ещё одна вахта. Также есть ещё один пункт — палатка на самой строке, точнее на лесополосе, которая принадлежит лесному фонду. Когда они ставили палатку, охранники на стройке испугались и вызвали полицию, хотя ничего противоправного не происходило, — говорит Анастасия.

Между обходами территории и бдением у костра люди спят в вагончиках. Сюда стремятся из республики Коми, Котласа, Коряжмы, Архангельска, Северодвинска и других городов области. Встречают всех жители Урдомы. Уже сложно подсчитать, сколько человек познакомились на этой вахте. Люди едут не с пустыми руками — везут еду, одежду, походные принадлежности, ну, и, конечно, свою поддержку для урдомчан. Все приехавшие сюда понимают, что если полигон и появится на территории Ленского района, то эта беда коснётся всех.

Настю очень тепло и гостеприимно встретили местные активисты или, как они себя называют, «просто раннее проснувшиеся граждане». Ей тут же предложили уху и плов, приготовленные прямо на костре. Пирожки и блины в честь масленицы достались от заботливых мам и жён, которые отпускают своих родных на вахту.


В эту поездку из Северодвинска передали большую походную палатку с печкой. Она стоит немалых денег, дарителей собирались отблагодарить, но они сказали, что таким образом они хотели внести и свою лепту в борьбу с мусорным могильником, и что нужно благодарить не их, а тех людей, кто несёт вахту. Щедрые северодвинцы пожелали остаться инкогнито.

«Костёр, костёр! Вызывает станция»

Те, кто несёт дежурство на вахте, переговариваются по рациям. Средства связи тоже были куплены на общие деньги.

 — В некоторые моменты я чувствовала себя как партизан на войне, — говорит Настя.

Дежурство у костра и на других вахтах никак не регламентировано — дежурят люди по собственному желанию — кто сколько может. После того, как постоял у костра, можно поспать в вагончике.

 — Несмотря на то, что строительство полигона — это большая беда, но, приехав на вахту, меня не покидало даже немного праздничное ощущение. Это общее горе так сплотило людей, все очень доброжелательные, всегда помогают друг другу. По дороге активисты встречали нас и в Котласе, и в Урдоме. Все с позитивом и любовью. Мужчины даже подарили цветы в честь 8 марта.

Ежедневно на вахту приезжает муж с женой из Урдомы. Утром они уходят на работу, а вечером приезжают за 30 км от посёлка, чтобы нести вахту, обходить стройку и не давать проехать бензовозам.


Также там можно встретить детей, которые приехали вместе с родителями, малыши уже понимают, зачем они здесь и что происходит.

Спать дольше 3 часов в вагончике не получается, потому что место нужно освободить для других.


На следующий день в 6 утра Настя с попутчиками и провожатыми отправилась посмотреть на сам полигон:

 — На месте стройки я говорила только по-английски, чтобы охранники не задавали мне никаких вопросов. Они ходят и всё снимают. Пройти на стройку можно спокойно, так как она неофициальная, забор также устанавливать они не имели никакого права. На нём нет паспорта объекта, да и вообще никакой информации.


Рыть окопы

Под незаконный забор активистам приходится рыть подкоп, полушутя это называет рыть окопы и траншеи — как на войне. Охранники не отвечают на вопрос о том, что они охраняют. Говорят, что это просто объект, в объяснения не пускаются.


Активисты и охранники иногда переговариваются, и происходят словесные стычки. Сами охранники — не местные, а вот среди самих работников стройки есть жители Ленского района. По словам Анастасии, туда пошли работать люди, которым сложно устроиться куда-либо ещё, например, отбывшие наказание в колониях. Сейчас, когда работа встала, всё что происходит на стройке, напоминает концлагерь, потому что работники вынуждены заниматься бессмысленным трудом, например, чистить снег, где это совсем не требуется.


Мусор работники сжигают прямо на стройке. Канализация также выливается в болото.

На вахте Настя пыталась организовать раздельный сбор, пластик увезла обратно в Архангельск. По словам девушки, все изменения нужно начинать с себя.

Местные жители воспринимают это противоборство как настоящую войну за свой лес и чистый воздух, сомнений в победе у них нет. Сложно поверить в то, что незаконно один регион, который не смог сам справиться со своим мусором, просто свалит всё это за тысячу километров, не пытаясь разобраться в корне проблемы и внедрить повсеместно раздельный сбор.


Часто в разговорах на вахте слышатся упрёки и недоверие областной и федеральной власти, многие считают, что диалог возможен только после ухода губернатора Орлова с занимаемой должности.

 — Плюс от всего происходящего в том, что люди проснулись и стали знать свои права, те, кто несут вахту, разбираются уже во многих строительных нюансах — кран неправильно стоит, песок не там выгружают и т. д., — говорит Анастасия.

По словам путешественницы, открытого конфликта там нет, максимум, строители и местные жители могут переброситься парой-тройкой крепких словечек. Местные жители понимают, что со стороны строителей могут быть провокации, на которые ни в коем случае нельзя поддаваться.


Иностранные коллеги и друзья Насти очень поддерживают её и вахту на Шиесе. Для людей, которые с 70-х гг. ХХ века занимаются раздельным сбором мусора и достигли огромных успехов в переработке отходов, настоящая дикость — сама идея везти мусор за 1000 км, чтобы складировать его в какой-то плёнке в северных лесах.


 — Мы умеем жить экологично, мы просто забыли. Раньше почти в каждом дворе можно было сдать стеклотару, а продукты не были упакованы в тонны пластика, поэтому сейчас важно начать разделять и сдавать мусор в переработку, отменить неперерабатываемую упаковку и пластик на законодательном уровне, как это сделали в ЕС. К 2021 году там будет полностью запрещен одноразовый пластик. Уже давно есть адекватные решения, это не сказка, а реальность. Вообще, Шиес — это наш вступительный экзамен в хорошее, чистое и экологичное будущее. Как его сдадим, так и будем жить. Всё сейчас зависит от нас. Нужно людям быть вместе, а мусору раздельно,  — считает наша собеседница.

Анна Морозова

Скрыть комментарии

Похожие новости:
15 мар, 06:56
12 мар, 17:31
22 фев, 15:02
06 фев, 17:04