Культура

Райкин: Искусство вообще ничего не должно – это совковое представление

О провинции, чиновника, плохих театрах и борьбе с зеркалами

27 февраля 2017, 20:00
Художественный руководитель знаменитого московского театра «Сатирикон» Константин Райкин с визитом в Архангельске. Он привёз нам моноспектакль-концерт «Своим голосом» и концентрированную комедию «Лекарь поневоле».

Гость поделился с архангельскими журналистами мнением о современном искусстве и его укрощении:

Город, где есть театры, всегда имеет свою театральную публику одной духовной волны. При этом не важно, столичные это зрители или провинциальные. Единственное – у последних, может быть, нет того уровня снобизма.

По мировой статистике: в театр ходят не более 10% населения любого города. Учитываются те, кто вообще когда-либо хоть раз в жизни был в театре. А это базовый вид искусства. Этот процент – некоторое замечательное меньшинство. Остальные для меня – это люди, с которыми я никогда не имею дел. Вообще людей сужу по публике, а это лучшая часть населения. Сам факт прихода в театр говорит о тонкости души, о духовной потребности. А думающих и умных меньшинство.

Я всегда мог сказать заранее, судя по публике, есть в городе драматический театр или нет. По тому, как она воспринимает русскую повествовательную речь. Даже если в городе есть хотя бы плохой драматический театр, публика лучше приспособлена к восприятию. Если же нет, она замедленная, понимает происходящее на сцене с трудом, хотя ничего сложного я не говорю. Просто сложносочинённые предложения понимать трудно, это происходит с большим отставанием. Потому что народная речь – это мат с междометиями и иностранными и сокращёнными словечками. Поэтому театр очень важное культурное учреждение.

Я против того, чтоб закрывали театры или превращали их в учреждения другого профиля. Не может быть никаких специальных директив, особенно в сторону уменьшения количества культурных учреждений. Это вещь живая и не статистическая, зависящая от духовной атмосферы. Бывает, что в маленьком городе нужно несколько театров, а в большом достаточно и одного. Увеличение чьих-то доходов за счёт культурных учреждений – это абсолютно ложный вражеский путь. Хотя по России много плохих театров с растренированной труппой и никчёмным режиссёром, который не может наладить творческую работу. Но из плохого театра сделать хороший можно, хоть это непросто. А вот если из него сделать, например спортивный клуб, то повернуть назад будет невозможно.

Публика ходит в театр, чтоб увидеть что-то про себя. Не важно, про какие времена на сцене идёт речь. Человеческая суть не меняется. Кто-то ставит классику, переворачивая с ног на голову – пусть. Не получилось у кого-то, вышел скандал – это нормально. Классику надо ставить и обязательно интерпретировать. У каждого поколения своя классика, и трактуется она по-своему. Кого-то это будет обязательно оскорблять. Надо понять, что искусство должно оскорблять. Нельзя допускать границ допустимой трактовки, потому что их нет. Если не получилось, представление останется без зрительской поддержки.

Искусство вообще ничего не должно – это совковое представление. Не надо, чтоб административное начальство определяло границы дозволенного. Чиновники хотят, чтоб им доверили решать, что истинные ценности, а что не истинные. Это вообще не их дело, и они не должны этим заниматься. И власть не должна делать вид, что от неё исходит главный критерий духовности. Так никогда не бывает: она имеет много искушений и соблазнов. Умная власть держит искусство для того, чтоб оно, как зеркало, показывало, где ошибки, просчёты, пороки.

Настоящие истинные духовные ценности исходят от искусства. Это выражение художником своего восприятия мира. Даже если это художественный руководитель госучреждения. Начальство, назначая на должность, дает зону свободы, потому что своей многолетней практикой человек подтвердил, что не является опасным и вредным. Любое искусство творится в свободном состоянии. И не должен никакой начальник говорить, что правильно, а что не правильно. Он должен только обеспечивать денежные потоки и помогать организационно. В искусстве существует масса фильтров, которые помогают определить, что верно, а что нет. Например, это коллеги, зрители.

В искусстве пытаются запретить, например, мат. Говорят, что раньше обходились без него. А потом перестали обходиться. Мировое искусство этот Рубикон перешло. Оно позволило себе это делать, потому что мир меняется, и меняются зрители. Возникновение нового явления, направления – это потребность, которая говорит о том, что то, что делалось раньше, перестало работать. Поэтому искусство ищет другие пути.

На современного человека обрушивается лавина информации, и он вынужден защищаться, иначе сойдёт с ума. Таким образом, он перестаёт быть сострадательным, чувствительным, утрачивает человеческие качества. Сплошной панцирь, под которым незаметно для самого человека отмирает душа. А задача творцов сделать вновь ощутимой жизнь и пробраться под этот панцирь. Чтобы его пробить, искусство становится более агрессивным: насилие становится более жестким, эротические сцены более откровенными, сценическая и экранная речь более приближённой к живой.

Запреты – это борьба с зеркалами. Конечно, нехорошо, что люди матерятся, но это факт, отражение жизни определённого слоя людей. Надо с этим в жизни бороться, а не на сцене. Это совковая психология, которую я уже проходил. И очень тревожно, что мы опять к этому возвращаемся.

Мария Леонидова
Перейти к комментариям
Похожие новости:

Две дамочки добрались до Севера

Вы когда-нибудь рисовали прахом?

19 февраля, 10:50

Две дамочки в сторону Севера

Фоторепортаж с предпоказа чёрной комедии

18 февраля, 08:21

Самодов: Объединять драматический и молодёжный театры нельзя

Директор театра считает рекомендации Минкульта РФ опасными

02 февраля, 13:40

Панов откажется от проведения фестивалей, если в Архангельске объединят театры

В Архангельске продолжается борьба против сокращения куль...

31 января, 17:30