Культура

От хип-хопа и брейка до картин на стенах музея ИЗО в Архангельске

Интервью с художником, украсившим стены музея ИЗО, известным в кругах граффитчиков как Шипа

16 марта 2018, 11:50
В Архангельске состоялся XIII Поморский строительный форум, на котором ведущие строители, архитекторы, бизнесмены, власть и горожане обсудили то, как с помощью совместных усилий сделать Архангельск городом мечты с генпланом застройки, хорошими дорогами, скверами и парками.

Пока в Архангельске рассуждают о том, как сделать город лучше: насытить его новыми красками и вдохнуть в серые фасады домов жизнь, кое-кто из жителей областного центра просто берёт и делает это. Наверняка многим известны реплики шедевров мировой живописи Шагала и Дали на стенах музея в Архангельске. Мы пообщались с художником Артёмом Хазановым, украсившим стены музея, известным в кругах граффитчиков как Шипа. 



— Артём, почему у тебя прозвище Шипа? С фамилией это не созвучно. 

— Прозвали так, потому что в детстве сильно шепелявил. Сначала это очень бесило, но потом привык. 

— Как ты стал заниматься граффити? В моём представлении это ребята, которые любят и умеют работать с красками, но на уроках ИЗО им не хочется рисовать натюрморты, да и прилежностью они не отличаются? 

— Сколько себя помню, везде и всегда я что-то рисовал, творил, придумывал. В конце 90-х, нас захлестнула волна хип-хопа, сутками танцевали брэйк, пересматривали видеокассеты с музыкальными клипами, записывали передачи для подростков, например, «До 16-и и старше» и «Башня», везде мелькали рисунки на стенах. С этого всё и началось. Прилежностью я тоже не отличался, но на уроках ИЗО старался делать то, что требуют, только всегда пытался выделить как-то свои работы, чтоб не как у всех были. Наверное, нужно сказать спасибо преподавателям, которые меня терпели. Они сумели донести до меня самые важные вещи в изобразительном искусстве - это цвет и композиция. 

— Граффити – это вредительство или искусство? 

— Граффити - это граффити! Каждый видит это по-своему, но изначально это вандализм. Нужно признать, что в последние годы граффити вышло из рамок улиц и дворов. И это радует! Сейчас граффити развивается уже как отдельный вид искусства, а не один из элементов хип-хопа, как привыкли считать выходцы «старой школы». Сам термин «граффити» вымирает, теперь это стрит-арт и мурализм (художественное направление - прим. ред.), хотя я всё равно считаю, что эстетика шрифтов - это основа, которая и называется граффити, но это моё личное мнение и я никому его не навязываю. 



— До того, как на стенах архангельских зданий появились твои знаменитые картины, приходилось ли убегать от полиции или слушать упрёки от местных жителей по поводу рисунков на стенах? 

— У меня вроде знаменитых картин нет пока. Разные были случаи, приводы и штрафы, бегство и нападения. Но сейчас всё более культурно стало, да и я стараюсь уже не рисовать в местах, где этого делать нельзя, без разрешения по крайней мере. Скажу одно, недовольные всегда найдутся, всем не угодишь. 

— В Архангельске есть какая-то тусовка, куда входят и любители граффити? 

— Тусовки скорее по районам, но бывает все могут собраться вместе, на фестиваль или ещё какое-нибудь мероприятие. 

— Бывают стычки с другими граффитистами? Есть ли вообще разделение по территориям - кому где можно, а где нельзя рисовать? 

— У нас такого нет, все дружат или достаточно терпимо относятся друг к другу, так как город небольшой, но в Санкт-Петербурге, к примеру, можно нарваться на неприятности, если пришёл рисовать на чужой спот (место - англ. spot, - прим. ред.). 

— Много ли людей в нашем городе занимаются стрит-артом? Слышала про школу граффити. Как они осуществляют свою деятельность? 

— Специально не считал, да и думаю это глупая затея, так как многие начинают, а потом бросают, до того, как о них кто-то узнаёт. Кто-то, временно не рисует, уезжает, другими делами занимается. Школа была, сам там преподавал даже, но я считаю, что если есть желание этим заниматься, то человек сам должен с азов пройти этот путь, тогда он может чему-то научиться. Тут нет чётких граней, правил и формул, а основам композиции в художественной школе учат. 



— Как на стенах архангельского музея появились твои рисунки? Ты сам вызвался или это была чья-то просьба? 

— Мы давно сотрудничаем с музеем ИЗО, когда-то рисовали на фанерках, на одном из мероприятий, потом меня позвали рисовать на «Ночь музеев» уже на стенах, и так далее... 

— В Архангельске есть какие-то проекты, направленные на объединение творческой молодёжи? Ведь уличные художники могут облагородить внешний облик города... 

— В основном, эти проекты придумывают сами же художники, либо это какие-то заказы. Дело это весьма трудоёмкое и затраты требуются немалые, без спонсоров не обойтись. 

— У Бэнкси* была своя «фишка», он рисовал крыс, это было его подписью. Есть ли какая-то особенность в твоих рисунках? 

— Думаю, фишка Бэнкси не в крысах, а в темах, которые он затрагивал и в том, что его рисунки появлялись непонятно откуда, в самых непредсказуемых местах. То, что он загадочная фигура, вот это действительно мощная «фишка»! У меня есть какие-то свои, но пока это всё процесс развития и описывать их не имеет смысла. 

— Как будешь дальше развиваться в этом направлении? 

— Сейчас я нашёл мастерскую в Доме молодёжи и хочу там делать больше холстов. Хочется делать больше некоммерческих заказов, так как коммерция убивает творчество напрочь! Бывает, что власти привлекают, но это не самые интересные работы, в основном они хотят видеть то, что могут понять, и зачастую это какие-то частично готовые и скучные изображения. Есть вариант самому что-то устраивать и предлагать. 



— Ты работаешь где-то ещё? 

— Изредка делаю небольшие работы по графическому дизайну, иллюстрации, логотипы и так далее. 

— На граффити можно заработать? 

— Как-то жить можно, бывают весьма объёмные заказы с внушительными гонорарами, но это редко, так что золотых гор пока не видел. В Москве, думаю, можно, если тебя знает хотя бы вся Россия. 

— Дорого стоят баллончики с красками? 

— Баллончики разные бывают: русские, немецкие, испанские. Цены от 250 до 350 рублей за штуку, но рисовать можно чем угодно, если есть желание. Ну, и если имеешь дело с такими красками, то лучше рисовать ими в маске и в перчатках. 

— Что дал тебе стрит-арт? 

— Много интересных знакомств, путешествий, эмоций, свободу самовыражения и много всего другого. 

— Как тебе кажется, что нужно изменить в Архангельске, чтоб здесь было не так серо и грустно, и люди массово не переезжали в другие регионы? 

— Что-то уже начало меняться, реализуются проекты по облагораживанию городской среды, появляется много интересных архитектурных строений, украшается больше фасадов. Думаю, лет через 5-7 город преобразится до неузнаваемости, в лучшую сторону. Люди уезжают отсюда не из-за серости, как мне кажется, а в основном из-за того, что не видят тут своего будущего. Чтобы молодёжь не уезжала, нужно создавать условия для нормальной жизни, например, чтобы было больше рабочих мест и, конечно, чтоб была достойная оплата труда. 

* Бэнкси  — псевдоним английского андерграундного художника стрит-арта, политического активиста и режиссёра. Вокруг его биографии велось много споров. По одной версии, его настоящее имя — Роберт или Робин Бэнкс. 

Беседовала Анна Морозова
Скрыть комментарии