Культура

Как архангельский журналист стал автором гимна Украины

Признание, бессмертие и забвение

13 апреля 2017, 07:51
К сожалению, на сегодняшний момент внешнеполитические отношения России и Украины переживают, пожалуй, самый критический этап за всю свою историю. Остаётся лишь верить, что когда-нибудь придёт конец всем распрям, и вновь наладятся мосты добрососедства и понимания.

В Архангельске живёт немало украинцев, приехавших сюда ещё в советские годы по самым разным причинам. В городе функционирует региональная национально-культурная автономия, которая частенько приглашает всех желающих познакомиться с великолепной и яркой культурой братского этноса. В связи с вышесказанным сегодня будет не лишним вспомнить одного изрядно подзабытого у нас сына украинской земли, который был напрямую связан с Поморьем и отдал нашему краю многие годы своей жизни. А для нас, журналистов, это вообще представляется делом чести, поскольку Павел Чубинский – а именно о нём пойдет сегодня речь – являлся нашим непосредственным коллегой. При этом мало кто знает, что он вошёл в историю как автор слов современного гимна Украины.

Павел Платонович Чубинский появился на свет 15 января 1839 года на хуторе Чубинка Полтавской губернии. Ныне данная территория входит в состав города Борисполь Киевской области, где, к слову, располагается главный аэропорт страны. В детстве получил домашнее образование, зачем обучался в одной из гимназий Киева, по окончании которой поступил на юрфак Петербургского университета. Однако юноша с малолетства тяготел к географическим наукам и мечтал о далёких путешествиях. Именно это обстоятельство побудило его впоследствии познакомиться с выдающимися российскими географами и исследователями – Семёновым-Тян-Шанским, Пржевальским, Миклухо-Маклаем.

В студенческую пору Павел принимал активное участие в деятельности украинской диаспоры Питера, писал статьи и трактаты для украиноязычного журнала, недвусмысленно симпатизировал нарождавшемуся движению социалистов-народников. Последний факт не мог остаться без внимания со стороны полиции, которая взяла Чубинского под наблюдение. Закончив юридический факультет со степенью кандидата правоведения, наш герой вернулся на малую родину. Занимался в основном разного рода писательской и журналистской деятельностью, пытался открыть бесплатную среднюю школу на селе, однако не получил на то согласия властей.

Вирши – одухотворяющие для народа и роковые для автора

Как и в период питерской жизни, Чубинский продолжал поддерживать непосредственную связь с украинофильскими кружками. В 1862 году в Киеве большинство из этих кружков провозгласили слияние в так называемую «Громаду» («Общину»), активным членом которой стал и Павел Платонович. Деятельность «Громады» не понравилась власть предержащим и вскоре против организации завели уголовное дело. Аккурат в этот же период на одном из «громадских» собраний Чубинский прочёл вслух с ходу написанное им стихотворение «Ще не вмерла Українa, ні слава, ні воля…», которое было встречено бурной овацией со стороны присутствующих. Ещё бы – ведь в нём воспевались мощь и величие Украины вместе с её народом. Огласив наброшенные им за несколько минут строки, автор, очевидно, и понятия не имел, что в далёком будущем их будет слушать стоя вся нация.

Подобный публичный шаг не прошёл для Чубинского даром – его мгновенно заподозрили в неблагонадёжности и «за вредное влияние на умы простолюдинов» выслали в Архангельскую губернию. Однако его детище уже обрело негласную популярность в обывательской среде: «Ще не вмерла…» тайком передавалась из уста в уста и заучивалась наизусть. В начале 1863 года строки Павла Платоновича напечатал львовский журнал «Мета», на страницах которого их и увидел западноукраинский грекокатолический священник Михаил Вербицкий. Помимо основной деятельности, большим увлечением Вербицкого была музыка: он написал множество духовных и светских произведений. Вдохновлённый прочитанным, священнослужитель положил слова на нотный стан – и так родилось грандиозно-торжественное песнопение. Премьерное исполнение состоялось в городе Перемышле (сейчас – территория Польши) в зале местной духовной семинарии. Восторг аудитории оказался столь огромным, что своды помещения едва не рухнули от оглушительных аплодисментов и громких возгласов.

Украинский северянин

А Чубинский был напрочь лишён возможности лицезреть собственный триумф. Его основной задачей оказалось найти себя на новом месте проживания. Поселившись в Архангельске, он работал сначала судебным следователем, затем - секретарём губернского статистического комитета, а потом стал чиновником по особым поручениям при архангельском губернаторе. Особой вехой стало возвращение Павла Платоновича к журналистике – через пять лет после высылки на Север ему доверили возглавить редакцию газеты «Архангельские губернские ведомости». Данное издание выходило с периодичностью два раза в неделю (по средам и субботам) и выполняло роль главного официального рупора в регионе. За недолгое время редакторства Чубинского – чуть больше года – «Ведомости» стали одним из лучших органов провинциальной периодики России. Естественно, газета не ограничивалась голым официозом: она публиковала множество новостей, объявлений, полезной информации. Также у газеты имелся целый ряд внештатников, благодаря чему её материалы выглядели ещё интереснее. Сам Павел Платонович также не стеснялся печатать собственные заметки.

Стоит отметить, что за семь лет ссылки в Архангельске украинец Чубинский сделал немало для российской науки. В частности, написал исследование о ярмарках в Архангельском крае, о смертности на Архангельщине, о Печорском крае, торговле в северных губерниях России, изучал местные юридические обычаи. С большой самоотдачей пускался в исследовательские экспедиции в Пермиловскую тайгу (современный Плесецкий район). Так что, можно сказать, что основание космодрома «Плесецк» обязано в том числе и Чубинскому – ведь именно он разведывал те необжитые доселе места. Ссыльный учёный возглавлял экспедицию по изучению Печорского края и Заполярного Урала. По его инициативе была отправлена экспедиция даже на Новую Землю.

«Семь лет я трудился на Севере для русской науки и правительства. Не стану перечислять моих трудов, но они показали, насколько я интересовался населением великорусского и финского племён. Помимо этнографии, я коснулся всех отраслей экономического быта народа, и заметки по этим вопросам послужили предметом многих представлений господ губернаторов; и даже до сих пор случается встречать в газетах правительственные распоряжения, вызванные давними представлениями, которые возникли по моей инициативе. Я работал на Севере без устали и доказал мою любовь русскому народу», – напишет позднее Павел Платонович.

Признание, бессмертие и забвение

Срок ссылки закончился в 1869 году. Чубинский направился в Петербург, где прошла его юность. В столице его приняли в ряды Русского географического общества, позволили взять начальство статистической экспедицией в украинские, белорусские и польские земли. Так своебразно сбылась его детская мечта о далёких странствиях. Научные труды Чубинского, изложенные им в семи томах, удостоились Золотой Константиновской медали и Уваровской премии, отметили их золотой медалью и в Париже. Помимо науки, он не забывал и про личное поэтическое дарование, итогом которого стал стихотворный сборник «Свирель Павлика». В 1872 году ставший к тому времени известным исследователь сумел обрести и личное счастье, женившись на Екатерине Порозовой, в браке с которой у него родились трое детей.

Невзирая на премногие заслуги, доверие властей и надзорных органов к выдающемуся учёному оставалось довольно низким. Ему не дали возможности обосноваться в Киеве, а также наложили запрет на его проживание в малороссийских и столичных губерниях. Однако президиум Русского географического общества сумел добиться для Павла Платоновича разрешения поселиться в Петербурге. Ограничения на возвращение в родные края сняли, лишь когда Чубинского разбил паралич. Ему в ту пору едва исполнилось 40 лет...

Павел Чубинский скончался в Киеве 18 января 1884 года – через три дня после своего 45-летия. Последний приют его останки обрели на Кнышевом кладбище в Борисполе. До наших дней захоронение не сохранилось, однако на его предполагаемом месте установлен символический кенотаф с современным надгробием.

После провозглашения Украиной независимости совместное детище Чубинского-Вербицкого стало её официальным гимном (хотя были и более ранние попытки использовать его в данном качестве – например, в первые постреволюционные годы). «Ще не вмерла Україна, ні слава, ні воля…» (правда, в несколько переработанном варианте) звучит на всех значимых политических, общественных и спортивных мероприятиях Незалежной. В Киеве, Житомире и Кривом Роге имеются улицы имени Павла Чубинского, существуют национальная премия и орден его имени, в Борисполе ему поставлен памятник.

И, конечно, напоследок хочется немного взгрустнуть, что в нашем Архангельске память Чубинского не нашла ровным счётом никакого отпечатка ни в каком качестве. У нас нет ни мемориальной доски в его честь, ни «именного» учреждения, не говоря уже об улице или монументе. Да и сама по себе фамилия Чубинского подавляющему большинству северян ничего не скажет – вряд ли кто-то из спрошенных на улице даже после долгих раздумий ответит, кто это. Да, многие возразят: дескать, он вообще не наш земляк. Конечно. Но мерить надо не привязкой к месту рождения, а полезными делами. А их Павел Платонович для Архангельской области, безусловно, сотворил немало.

Таков был этот Павел Чубинский – украинский поэт, русский учёный и архангельский журналист.

Виталий Айнуров
Перейти к комментариям