Культура

Джазмен из Израиля Леонид Сендерский: Музыка лечит мир

23 октября 2017, 16:36
Минувшая неделя ознаменовалась проведением знакового культурного события – фестиваля «Международные дни джаза в Архангельске». В областную столицу съехались талантливые музыкальные исполнители, представляющие разные города и страны.

Среди них был и гость из Израиля – саксофонист Леонид Сендерский (на фото слева), явивший на суд архангелогородцев собственную оригинальную программу. Наш бывший соотечественник ответил на несколько вопросов корреспондента ИА «Двина Сегодня» перед выступлением.

– Леонид, с чем пожаловали в наши края?

– Прежде всего, я привёз с собой замечательного гитариста Морди Фербера (на фото справа), которого знает весь мир и который в данный момент является моим сценическим партнёром. К слову, он выступал на одних подмостках с такими гигантами джаза как Майкл Брекер и другие. В Архангельске в нашем общем исполнении прозвучат как музыка Фербера, так и моя собственная. Это современный джаз и джаз с восточным колоритом, основанный на понимании и общении исполнителей прямо на сцене.

– Вы впервые в Архангельске?

– Да, это моя первая поездка в ваш город.

– И как он вам?

– Города я, в принципе, так и не увидел. Мой маршрут состоит из аэропорта, гостиницы и концертного зала. Но, в целом, всё нормально.

– Расскажите о том, как вы пришли к джазу. И что вообще для вас джаз?

– Я с детства играю на саксофоне, что повлияло на моё дальнейшее обучение и творческую самореализацию. Если б я играл на балалайке, то наверняка пошёл бы по линии народной музыки. Так что мой уход в джаз выглядит вполне логичным. А что касается места джаза в моей жизни, то я охарактеризую его так – это для меня формула существования. То есть, не просто музыка, которую я исполняю на сцене, а воздух, которым я дышу.

– А сложно вам бывает играть джаз?

– Мне сложно не играть джаз. Когда я музицирую с хорошими музыкантами или просто один, то, в первую очередь, выражаю самого себя. Ещё раз повторюсь, что это как кислород: хорошо, если дают вдохнуть полной грудью.

– Если судить по вашему личному опыту, насколько российская джаз-аудитория отличается от израильской?

– Я выступал в немалом количестве российских городов – от Калининграда до Якутии. Если проводить более конкретные сравнения, то на джазовые концерты приходит, в основном, интеллигентно-интеллектуальная публика. К сожалению, таковой немного. И не только в России – во всём мире. Поэтому в определённой степени можно поставить знак равенства. Однако здесь, на мой взгляд, ощущается своеобразный голод – в советский период люди долгое время были лишены многих элементов. Скажем, приезда зарубежных музыкантов. Отголоски всего этого слышны до сих пор. В зарубежье я могу наблюдать за тем, насколько разнообразна джазовая жизнь в других странах. Если брать Израиль, то там более высокий уровень конкуренции джазовых исполнителей, которые всерьёз соперничают друг с другом.

– Теперь давайте скажем пару слов о вашем коллеге Морди Фербере, который приехал вместе с вами.

– Это всесторонне интересный человек. Его музыкальная жизнь делится на три ипостаси. Он долго преподавал в Нью-Йоркском университете, пишет музыку для телепрограмм, но самой большой его любовью является исполнение джаза на сцене. Сюда он, как я уже говорил привёз свои композиции, вобравшие в себя его жизненные впечатления за последние четыре десятка лет. Программа состоит из наших общих творений, несмотря на то, что понимание джазовой музыки у нас несколько разное. Мы уже выступали в Санкт-Петербурге и Москве, а сейчас прибыли к вам. Морди справедливо считает, что музыка лечит мир. А я разделяю его мнение.

– Расскажите о себе.

– Мне 35 лет, я родился и вырос в Санкт-Петербурге. Мои родители также происходят из города на Неве. Я обучался в консерватории в Дании у американского педагога. В северной же столице моим наставником был знаменитый Геннадий Гольдштейн, который подготовил массу талантливых музыкантов-саксофонистов, включая Игоря Бутмана. В Израиле я живу уже почти семь лет. Занимаюсь там музыкой – исполняю её в разных жанрах, включая классический и духовный. В последнее время стал писать произведения для органа и вокала. Одним словом, использую те сочетания, которыми в Питере даже не интересовался. Выступаю на одной сцене с израильтянами – как ивритоязычными, так и русскоязычными. Среди последних могу назвать пианиста-импровизатора Славу Ганелина и его замечательное трио. Кстати, с Морди Фербером я познакомился тоже в Израиле, чему очень рад.

– Вам нравится приезжать в Россию?

– Разумеется, ведь это моя родная страна. Здесь я был во многих местах, видел разную жизнь и разных музыкантов. Много где я ещё не бывал, но надеюсь, что всё впереди. Но на одной России моя гастрольная стезя не замыкается, у меня проходят выступления в других государствах – допустим, в Америке и странах Северной Европы, где проживает много моих друзей-музыкантов.

Беседовал Виталий Айнуров
Перейти к комментариям