Культура

Без цензуры нам никак

Новые мысли о свободе творчества - результат выставки «Гаража»

06 сентября 2017, 12:21
В конце августа в архангельской областной библиотеке имени Добролюбова состоялась презентация необычной выставки, каковая, кстати, продлится до конца сентября. Научный отдел библиотеки предоставил площадку второго этажа для проведения выставки музея современного искусства «Гараж» «Открытые системы: Опыты художественной самоорганизации в России. 2000–2017».


Один из ярких примеров современного искусства, представленных на выставке «Гараж»

Её необычность в том, что она, с одной стороны, является информацией о художественных проектах в разных российских городах, а с другой – в какой-то мере и сама являет собой артефакт современного искусства. Ибо что есть последнее и чем таковое же не является - толком определить невозможно.

С 2015 года проект «Гаража» курсирует по РФ. Архангельск стал шестым городом в его путевом листе. В столице Поморья «Гараж» оказался во многом благодаря инициативе арт-директора архангельского проектного бюро Arctic Art Institute Екатерины Шаровой.

Совместно с представителем «Гаража» Антониной Трубицыной Екатерина модерировала и дискуссию, посвящённую насущным проблемам самоорганизации творческой части жителей Архангельской области. В течение двух часов предпринималась попытка эти проблемы как-то зафиксировать. Благодаря режиму видеоконференции - with a little help друзей-художников Екатерины Шаровой из Берлина и Осло.


Краснодарский институт современного искусства

В итоге стало понятно, что блюстители свободы творчества сами склонны предаваться то ли цензуре, то ли какому-то странному буквоедству. Круг замкнулся, змея укусила-таки себя за хвост, новый артефакт современного искусства предстал перед изумленным корреспондентом ИА «Двина Сегодня». Но обо всём по порядку.

Поначалу казалось, что дискуссия сведётся к разъяснению основ правильного грантоедства – как правильно писать заявки и, главное, куда их направлять. Ещё на открытии выставки 30 августа меркантильные вопросики нет-нет, да задавались голубо-красно-зеленоволосыми любительницами прекрасного и их спутниками. Поначалу звучали они и на дискуссии.

Но модераторы тему не поддерживали. Участников всячески призывали рассказать о своих проектах, о том, что они испытывают, своих эмоциях и творческих планах.

Всё это немного напоминало известный анекдот – «Девушка, девушка, что это у вас там стоит на прилавке, такое чистое, нежное, воздушное? – Это йогурт. – Ах, йогурт… две бутылки портвейна, пожаллста».


Ликбез - что такое монстрация

И всё бы ничего, всегда полезно и приятно поговорить о йогуртах. Но вдруг выяснилось, что, без преувеличения, самый крупный проект современного искусства в Архангельской области - культурно-экологический волонтёрский open-air фестиваль «Тайбола» - по каким-то причинам получил отказ от «Гаража» в праве быть представленным на выставке.

Идейный вдохновитель «Тайболы» Илья Кузубов пришёл на дискуссию с тем, чтобы понять, что именно организаторам не понравилось. Сразу ответа он не получил и, возможно, по этой причине, решил заседание покинуть.

Как позже выяснилось, проблема коренилась всё же не в том, что «Тайболе» финансово помогали областные власти, о чём поначалу поползли слухи. В России это пока что андерграунду не запрещено.

Из объяснений Антонины Трубицыной можно было понять, что:

а) «Тайбола» объединяет слишком много участников, свыше полутора тысяч, а это гораздо больше участников выставочного проекта

б) «Тайбола» организована одним Ильёй Кузубовым, что не есть good, ибо самоорганизация требует нескольких центров активации проекта, то есть творческого сообщества.



Лично мне не показалось, что Илья Кузубов живёт в глухой тайге в избушке на курьих ножках, но, возможно, у организаторов выставки есть какая-то альтернативная информация.

К тому моменту, как определилась причина отказа «Тайболе», выяснилось, что и второй модератор Екатерина Шарова давала отлуп отдельным молодым дарованиям, пытавшимся порадовать зрителей Arctic Art Forum своим видением отечественного йогуртостроения. В качестве причин Екатерина Вячеславовна называла безобидно-универсальное «communication fail».

В итоге мне стало окончательно понятно, что акты цензуры в России – это вовсе не насилие над свободой слова и мысли, а высший и сакральный акт свободы творчества. Так сказать, йогурт в его чистом первозданном виде.

Хотелось бы только заметить, что практика цензуры как артефакт выставки «Гаража» должен соответствовать требованию, предъявляемому ко всем экспонатам – он должен быть актом коллективным и публичным. Но соавторов у судьбоносных решений Антонины Трубицыной и Екатерины Шаровой, судя по всему, не было. Непорядок, ИМХО.

Иван Таращанский
Перейти к комментариям