Культура

Архангельская область теряет аутентичность своей культуры

Можно ли сохранить фольклор Архангельской области?

29 мая 2017, 10:05
Архангельская область всегда имела репутацию региона с богатыми фольклорными традициями. Сфера практической фольклористики, которая находится в ведомстве регионального Министерства культуры, долгое время имела хороший опыт работы с практиками, занимающимися фольклором. Однако в последнее время ситуация резко изменилась, и, увы, не в лучшую сторону.

Имя профессора САФУ Натальи Дранниковой, возглавляющей Центр изучения традиционной культуры Европейского Севера, известно как в Архангельской области, так и за её пределами. Она по праву считается одним из ведущих региональных фольклористов, досконально знающих специфику своего дела. Сегодня мы обсудим с ней те наболевшие проблемы, с которыми столкнулась наука об изучении фольклора в настоящее время в Архангельской области.

Методический кризис

– Наталья Васильевна, уже известно, что вы подготовили открытое письмо на имя губернатора Игоря Орлова. В нём вы просите областного главу принять срочные меры по недопущению развала системы изучения и сохранения фольклора в Архангельской области как таковой. Неужели положение дел столь печальное?

 – Да, очень печальное. Для начала надо упомянуть, что сама фольклористика подразделяется на два типа – университетскую и практическую. Первая занимается различными научными исследованиями, то есть теорией. Практическая составляющая фольклористики включает в себя деятельность сотрудников Домов народного творчества руководителей фольклорных коллективов, музеев, то есть она ориентирована на практический подход к фольклору. Последняя находится в ведомстве регионального Министерства культуры. В целом по области достаточно много людей, занимающихся нематериальным культурным наследием, как в последнее время часто называют фольклор. Университетская фольклористика, несмотря на все трудности нашего времени, активно развивается: возглавляемый мною Центр изучения традиционной культуры Европейского Севера САФУ много работает, регулярно проводит экспедиции, пополняет свои архивные базы, его сотрудники активно участвуют в научной жизни как Архангельской области, так и России, издают книги и статьи, на базе Центра изучения традиционной культуры САФУ реализуется магистерская программа с международным компонентом «Фольклор, литература и культура Европейского Севера». А вот с практической частью архангельской фольклористики ситуация сложилась крайне тяжелая, и я не могу остаться в стороне от этой проблемы.

– И в чём она заключается?

– Проблема заключается в особенностях культурной политики, проводившейся в Архангельской области все последние годы. В Архангельской области полностью отсутствует системная профессиональная методическая работа с практиками-фольклористами. Это сфера деятельности регионального Министерства культуры. Раньше в Архангельске существовал Областной научно-методический центр, который курировал работу практиков, потом его перепрофилировали в Центр повышения квалификации работников культуры, а затем и вовсе ликвидировали. Сотрудники ушли, а все имеющиеся архивы куда-то странным образом исчезли, их местонахождение неизвестно. Несколько лет назад был создан Дом народного творчества, но он не является полноценным преемником предыдущего учреждения. Его основная задача заключается в организации современных праздников. Фольклор оказался задвинут на периферию интересов региона и стал никому не нужен.

Помимо методистов, от практиков были отстранены и ученые (не проводятся совместные научно-практические конференции, ученые не ведут занятия для практиков, не проводится подготовка по экспедиционной работе, не выпускается учебно-методическая литература, не готовятся кадры). В результате, не имея необходимо уровня знаний, руководители фольклорных коллективов перестраивали аутентичные коллективы под установки культурно-досуговой деятельности, превратив пропаганду региональной фольклорной традиции в работу по оказанию услуг в сфере досуга. Вследствие этого репертуар фольклорных коллективов подвергался искажению и редукции, руководители фольклорных коллективов подстраивали их под свои установки и знания, большинство фольклорных коллективов Архангельской области сейчас работает с неаутентичными материалами, хотя раньше ситуация выглядела совершенно иначе.

Северный хор – не фольклор, но Поморье – фольклорная Мекка

– Ну, наверное, не так всё печально – у нас же есть знаменитый Северный русский народный хор…

– Давайте начнём с того, что Северный хор не является фольклорным коллективом в полном понимании данного словосочетания. Он являет собой презентационный парадный коллектив, очень грамотно сформированный, но далёкий по своему репертуару от аутентичной фольклорной традиции. По направлению деятельности его можно сравнить разве с ансамблем песни и пляски имени Александрова. Его задача заключается в выполнении представительских функций – презентовать народное творчество на самых разных уровнях. И если раньше фольклорные коллективы Архангельской области занимали первые места на различных фольклорных конкурсах и фестивалях, то сейчас они сдали свои позиции. Тому, что сейчас происходит в сфере архангельского фольклорного движения, я нахожу только одно слово – деградация. Причём длится она уже довольно давно.

А ведь когда-то Архангельская область являла собой настоящую фольклорную Мекку, многие фольклористы мечтали побывать в ней в экспедиции. На её территории делались крупнейшие фольклорные открытия, записывались былины, причитания, сказки и прочие жанры устной народной культуры. В нашей области долго сохранялись явления культуры, исчезнувшие в других регионах страны. Когда мы создавали наш Центр изучения традиционной культуры Европейского Севера (вначале он назывался Лабораторией фольклора), то во главу угла была поставлена идея, что Архангельская область, богатая фольклорными традициями, обязательно должна иметь собственную научную структуру.

Стоит коснуться и системы школьного образования – у нас очень плохо и слабо написаны региональные программы по фольклору, который изучается на уроках литературы. В 1990-е гг. были разработаны программы школьного образования, включающие в себя региональный компонент, но мы считаем, что эти программы в разделе, посвящённом фольклору, написано непрофессионально и не включает в себя необходимый для Архангельской области объём знаний, что и неудивительно: в далёкие уже 1990-е годы их составляли неспециалисты. Я часто езжу на научные конференции, общаюсь с коллегами, поэтому в полной мере могу оценить потенциал других субъектов РФ и сопоставить его с нашим – вся система работы с фольклором, которой в других регионах занимаются работники культуры, в Архангельской области развалена. Подобное отношение к местному фольклору – одна из причин стремительно утрачивающейся региональной идентичности.

– Вы ссылаетесь на положительный опыт других регионов. А примеры будут?

– Конечно, возьмём, к примеру, соседнюю Вологодскую область. Там ведётся прекрасная методическая работа с людьми, которые занимаются фольклором, – для этого существует специальный научно-методический центр. К делу подключены профессионалы высокого уровня. Если, допустим, коллектив показывает какой-то обряд, то он обязательно подлинный, а не придуманный и срежессированный. Его текст был когда-то собран и записан без всякого искажения. У вологжан имеются прекрасные архивные базы и записи всех фольклорных коллективов региона. Более того, у них имеется специальная долгосрочная целевая программа о статусе традиционной культуры. То же самое можно сказать о Карелии и Ленинградской области, а уж про южнорусские регионы я вообще молчу.

Что делать?

– А были ли попытки изменить к лучшему ситуацию в нашем регионе?

– Безусловно, были. Еще несколько лет назад фольклористы-практики пытались достучаться до регионального Министерства культуры, я два года пыталась сделать то же самое, но это было бесполезно.

– Какие фольклорные коллективы Поморья вы бы особенно выделили?

– Лешуконский хор, «Сугревушка», Карпогорский народный хор, Вожгорский хор, есть много других коллективов, которые держатся только за счёт энтузиазма своих руководителей. Но у нас в области нет методики научно обоснованного северного вокала. Зачастую сама природа фольклора понимается неверно и объединяется с художественной самодеятельностью, за фольклорное наследие зачастую выдаются другие явления культуры, иногда не имеющие к нему никакого отношения.

– Насчёт последнего поподробнее, пожалуйста.

– Наша региональная идентичность в какой-то степени утрачивается в силу примитивного понимания фольклора. Выходящие на сцену нарумяненные старушки в несуразных сарафанах и кокошниках способны вызвать только негативное отношение к народному творчеству. Не соблюдается даже «дресс-код» в одежде – иногда костюмы не соответствуют этнографическим стандартам. Самое страшное в том, что некому им это объяснить.

– А выход из сложившегося тупика есть?

–Самое первое – сформировать и утвердить целевую научную программу, которая позволила бы привести специалистов по методической работе с фольклором хотя бы в тот же Дом народного творчества, дабы тот готовил не праздники, а занимался полноценной работой. Далее необходимо заняться повышением профессионального уровня сотрудников всех уровней, проводя для них соответствующие образовательные семинары, курсы и Школы. Необходима электронная база всех фольклорных архивов, имеющихся у разных коллективов. И, безусловно, здесь никак нельзя обойтись без полного издания всех архангельских песен.

Важно, чтобы фольклорные коллективы не варились в собственном соку, не замыкались не себе, а взаимодействовали между собой и с жителями Архангельской области. Если власть прислушается к нашему письму, под которым стоят подписи деятелей науки и культуры Архангельской области, Москвы и Петербурга, то у нас есть ещё шанс лет за пять исправить положение. Но, подчеркну, это последний шанс, последняя надежда, за которую можно ухватиться. Если мы его упустим – это будет точкой невозврата и трагедией для культурной жизни региона вообще.

Беседовал Виталий Айнуров
Иллюстрация: 
картина Степана Колесникова
Перейти к комментариям