Город

Борис Попов: человек, преобразивший Архангельск

Борис Попов возглавлял Архангельскую область долгих 16 лет

25 мая 2017, 09:30
Этот год изобилен на разного рода юбилейные даты – как для страны в целом, так и для Архангельской области в частности. Сегодня нам хочется вспомнить юбилейную цифру, которая не числится в официальном памятном календаре, но теснейшим образом переплетена с историей нашего края. Точнее, не столько саму цифру, сколько связанного с ней человека.

Борис Вениаминович Попов возглавлял Архангельскую область долгих 16 лет. Его вклад в развитие региона поистине колоссален. Многими плодами его наследия мы пользуемся до сих пор. В 2017-м году исполнилось ровно 50 лет с того момента, как он стал руководителем Поморского края. К сожалению, об этом факте сейчас практически никто не вспомнил.

Из европейской Прибалтики – на далёкий Север

Итак, весна 1967 года. Месяц апрель. Ещё не застой, но уже не оттепель. Дух недавней эпохи перемен пока не улетучился. И вот переменами повеяло в далёкой советской провинции. Меняется главный областной начальник. Вместо отбывающего в Москву Константина Новикова Центральный Комитет КПСС назначает первым секретарём Архангельского обкома партии Бориса Попова. Де-юре первым лицом региона считался председатель исполкома областного Совета депутатов трудящихся, но он и пикнуть не смел без разрешения главы отделения Компартии. Так что истинный хозяин – это именно первый секретарь. Он отдавал распоряжения и принимал все важные решения, а номинальный социалистический губернатор с остальными чиновниками лишь брали под козырёк и приступали к их выполнению.

Попов прибыл к нам из Латвии, где до этого шесть лет был вторым секретарём ЦК местной компартии. Фактически, второй по значимости скрипкой в управленческом оркестре прибалтийской республики. Ранее он, уроженец астраханской земли, успел поработать в разных административных качествах и на Рязанщине, и в Узбекистане, и в Москве. И вот – Архангельская область.

Новоиспечённого хозяина вверенная ему территория сперва сильно шокировала. Особо гнетущее впечатление произвела на него областная столица.

«Мне стало сразу же понятно, что держать ни в чём не провинившуюся область в таких условиях – это преступление», – отмечал позднее Борис Вениаминович.

Действительно, после чистенькой и ухоженной Прибалтики следующая служебная вотчина Попова выглядела сверхминорно. Архангельск, региональный центр и большой городище с почти 400-тысячным населением, скорее был похож на гигантскую деревню со всем скопом вытекающих отсюда проблем, казавшихся неразрешимыми. Деревянные строения составляли основную долю жилфонда и вообще всех домов в городе. Не было ни одной жилой многоэтажки, дороги пребывали в удручающем состоянии, а главным пешеходным атрибутом в бесчисленном количестве выступали дощатые мостки. Какие уж тут асфальтовые тротуары.



Подавляющее большинство архангелогородцев ютились в частных и коммунальных «деревяшках», а также настоящих бараках – нигде не наблюдалось и намёка на цивилизационные удобства в виде водопровода и ванной комнаты. Единственным спасением от грязи и антисанитарии служили общественные бани. Крыс, кстати, тоже хватало – и на улицах, и в домах.

Проблемы имелись и в транспортной инфраструктуре. Связь центра города с отдалёнными окраинами практически никакая, автобусов мало, все они переполнены чуть ли не круглосуточно. Хорошо, хоть новый железнодорожный вокзал на Мхах имеется, а то прежде станция на Левом берегу располагалась, мало было из вагона на перрон выйти, приходилось ещё на пароход садиться, и только потом ты в центре города. Любоваться там, к слову, особо нечем: от былого дореволюционного великолепия не осталось и следа, почти все храмы порушили большевики в начале 1920-х годов.

Вот в таком состоянии до прихода Попова пребывала «всесоюзная лесопилка», как тогда величали Архангельск.

Неутомимый хозяйственник

Едва вступив в должность, Попов с прибалтийской аккуратностью принялся за искоренение коробящих глаз изъянов. Перво-наперво он обратился к лидеру Советского Союза Леониду Брежневу с просьбой выделить деньги на развитие Архангельской области по целому ряду направлений. Брежнев прошению внял и согласился. В Поморье начали поступать громадные суммы.



Стараниями Бориса Попова и городских властей в Архангельске народился и стал набирать обороты строительный сектор. Под отвал бульдозера пошли целые массивы убогих и ветхих «деревяшек». На освободившемся пространстве вырастали великолепные микрорайоны многоэтажных конструкций. Ширилась инфраструктура, прокладывались дополнительные коммуникации. Многие десятки тысяч горожан обрели отдельные «апартаменты» со всеми благами цивилизации. Город обретал новое лицо, молодел, превращался из периферийной окраины в цветущий индустриальный центр.

За время правления Попова удалось расселить 600 тысяч квадратных метров ветхого жилья – немыслимый по теперешним меркам результат. Появились добротные и густонаселённые районы, выросшие на пустырях и болотах. Например, «Привокзалка». Старшее поколение архангелогородцев отлично помнит те дни, когда в окрестностях железнодорожного вокзала люди собирали клюкву. Помимо долгожданных квартир, северяне получили новые социальные объекты: поликлиники, садики, школы, больницы, дворцы культуры, магазины, рестораны, вокзал, аэропорт и много чего другого. Именно при Попове в Архангельске расширилась сеть автобусных и трамвайных маршрутов, появился троллейбус. Наконец, именно Попову обязан Архангельск одними из своих главных символов: шикарной набережной, знаменитым небоскрёбом на площади Ленина и музеем деревянного зодчества «Малые Корелы». Все они появились при нём.



Наряду с обновлением облика города модернизировалась и промышленность – главным образом, «кормящая» леспромовская. Запускались новые производственные мощности и переналаживались старые. Вступил в новую полосу развития военно-промышленный комплекс.

По мнению ряда экспертов, Попов сделал для Архангельска и области больше, чем все его предшественники вместе взятые. Сам Борис Вениаминович в повседневной жизни выглядел довольно простым человеком: будучи депутатом Верховного Совета СССР и членом ЦК КПСС, он ходил из дома на работу и обратно пешком. Из охраны его сопровождал один-единственный милиционер. Всегда был открыт для народа и требовательным по отношению к подчинённым. Строго спрашивал с них выполнения каждого своего приказа.

В ноябре 1983 года 74-летний Борис Попов был отправлен на пенсию. Оставшиеся 10 лет он прожил в Москве. Несмотря на крах СССР и КПСС, до последнего вздоха оставался убеждённым коммунистом. Умер в октябре 1993-го, через несколько дней после трагических событий, связанных с танковым разгоном российского парламента.

Наследие и память

Мы живём в городе, выросшем при Попове. Большинство наших квартир – из «поповской» эпохи. Мы ходим по улицам, проложенным и застроенным в этот же отрезок времени. К сожалению, не всё удалось сохранить: из-за безрассудности архангельских властей в начале 2000-х мы лишились трамвая и троллейбуса, обанкротились некогда ведущие заводы, выстоявшие даже в «лихие 90-е», сгнила и сгорела шхуна «Запад» – один из символов Архангельска. А то, что имеется, уже давно приходит в запустение. Молодёжь (да и не только она) собственное будущее со столицей Поморья не связывает и «валит» из неё куда подальше. Думается, столь печальный расклад событий не мог привидеться Борису Вениаминовичу даже в самом кошмарном сне.

Радует, что Север отдал дань памяти этому выдающемуся управленцу, пускай даже отчасти с опозданием. Почётным гражданином Северодвинска Попов стал ещё в 1978 году. А вот Архангельск, который так многим ему обязан, одарил Бориса Вениаминовича этим званием лишь через два десятилетия. Посмертно.

Но простая людская благодарность важнее всех званий, орденов и медалей. И простые обыватели, заставшие Попова у руля Архангельской области, искренне называют его самым лучшим лидером Поморья за всю историю края. А это и есть высшая степень признания.

Виталий Айнуров
Перейти к комментариям